Search This Blog

Friday, May 14, 2010

Прощай, EURUSSIA?

Америка не Европа, хотя ее порождение. А Россия? Некоторые считают, что тоже порождение и до такой степени как, например, "Центр ЕС-Россия":

"Что это такое Центр ЕС-Россия

Центр ЕС-Россия – независимая пан-европейская организация для людей, интересующихся Россией и будущим отношений между ЕС и Россией. Организация представляет собой форум и площадку, где европейские и российские организации могут обсуждать общие интересы и способствовать более глубокому взаимопониманию для всеобщей пользы.

Миссия Центра ЕС-Россия

...

- Содействие последовательной реализации политики ЕС в отношении России со стороны отдельных стран-членов ЕС"
.

А сама ... нет не Европа, но ЕС чье порождение и для чего? Для евро? Для территориально-культурного объединения, утраченного когда-то? На основе английского языка и соответствующей политики?

Отказал Тито


(фото из статьи о Тито в Википедии)

Сталину в Балканской федерации. Теперь Балканы движутся в ЕС мелкими порциями расчлененной Югославии, но Греция подкачала. Тогда Греция была аргументом Тито против федерации. Выдержит ли ЕС?



Вот Никита Сергеевич довольно подобострастен в Великобритании:



Потом, после посещения кроме Великобритании Югославии и Индии он сменил военного банкира СССР Н. А. Булганина. Н. С. Хрущев регистрировал нарастающую неуправляемость, но она была подвластна лишь своей логике и вряд ли была постижима советскими управленцами. Скорее всего нет.

Жак Деррида ввел принцип дополнительности, согласно которому у природы есть врожденный недостаток и его необходимо дополнить вплоть до замещения:

"... оно не просто добавляется к позитивности присутствия, оно не производит никакого облегчения ...".

Это как процентная ставка в денежном монополизме - обычно положительная, может быть больше и меньше, а может быть нулевой и даже отрицательной. Но процентная ставка не исключается!

"Алчность добро и теперь это похоже законно", - говорит герой фильма Оливера Стоуна "Wall Street 2" (см. - "Денежное продовольствие", "Оливер Стоун и управление имплантированным социализмом", "Правительства и сети в вечной борьбе добра со злом").

Постструктурализм. Постулируется принципиальная невозможность содержательного разъяснения бытия. В заметке "Post-structuralism as the reason for mismanagement" отмечал, что дефективность методологии (когда "собственное я" отвергает возможность приведения взаимопонимания к однозначности) переносится на истину. Неуправляемость нарастает. И какой выход?

Вне дополнительности разве невозможно?

Очень поучительная лекция о купировании кризиса и экспериментах в мире с дополнительными валютами одного из архитекторов евровалюты Бернара Лиетаера.

Советский социализм и западный капитализм схожи в главном - система центральных банков присуща обеим системам. Советская экономика была дополнительной к западной. Пусть Вас не смущают детали, важные и значимые, но детали (см. "Инженер человеческих душ и ценности").

"Как модернизировать Россию?

Если очень кратко, то вердикт КЕПС выглядел следующим образом: по мере развития индустрии протяженность России стала ее ахиллесовой пятой. Даже если производительность труда будет такой же, как на Западе, если плотность железных дорог и количество электростанций на единицу площади достигнет западных показателей, российская промышленность все равно останется неконкурентоспособной, поскольку среднее транспортное плечо - больше и, соответственно, выше транспортные издержки. Но проблема заключается в том, что до этих западных показателей - "дистанции огромного размера". Россия в начале ХХ века оказывается больной инфраструктурной недостаточностью, ей требуется подлинная революция в организации и обеспечении производства. Для этой революции нет средств, и найти их невозможно, потому что "таких денег не бывает".

Острее всего проблему воспринял Генеральный штаб. Насколько можно судить, уже к 1910 году он подготовил два возможных решения. Первое было вполне очевидным: выиграть предстоящую войну с Германией и Австро-Венгрией, выиграть любой ценой, но так, чтобы победа выглядела неоспоримой. После этого ограбить поверженного противника дочиста и за его счет провести модернизацию. Но тогда нужно побеждать в скоротечной войне - до того, как союзники развернут весь свой военный и промышленный потенциал. Понятно, что после Цусимы и Порт-Артура разумные люди в Генштабе обязаны были задать себе вопрос: а что делать, если быстро победить не получится?

Затяжная война оборачивалась для России катастрофой вне всякой разницы от окончательного результата. В случае победы Центральных держав инфраструктурная отсталость России была бы зафиксирована Германией, а в случае их поражения - союзниками. В обоих случаях вырисовывалась малоприятная перспектива полуколонии по образцу Турции или Китая.

И тогда возникает второе, невероятное решение. Найти в России силу, которая способна провести модернизацию за счет внутренних ресурсов - за счет всего и невзирая ни на что - ни на закон, ни на обычаи, ни на человечность.

Какое-то время Генштаб, очевидно, рассматривает средний вариант: верхушечный переворот, замена Николая Второго Великим князем Николаем Николаевичем. От этой компромиссной идеи отказались где-то между 1915 и 1916 годами. В 1917 году ставка была окончательно сделана на партию большевиков.

Связь между большевиками и российским Генеральным штабом прослеживается вполне четко, равно как и преемственность между программой ГОЭЛРО и деятельностью КЕПС. "В людях" взаимодействие осуществлялось через братьев Бонч-Бруевичей, из которых один, фактически, заведовал орготделом партии большевиков, а после революции стал управделами СНК и личным порученцем Ленина, а второй был офицером Генштаба и осенью 1917 года возглавлял Северный фронт. М.Бонч-Бруевич был очень хорошо знаком с генералами, сыгравшими ключевую роль в феврале и октябре 1917 года - Лукомским, Даниловым, Потаповым, водил он знакомство и с промышленниками уровня Гучкова. Не меньшее значение имела связь Потапова, заместителя начальника Генштаба и генерал-квартирмейстера, со старым большевиком Кедровым. Незадолго до революции Кедров свел Потапова с членом ВРК Подвойским. Стороны мило побеседовали, в результате чего Генштаб палец о палец не ударил во время штурма Зимнего, а после переворота перешел на сторону Советской власти.

К концу 1918 года генштабисты занимают ведущие должности во всей структуре военного управления Красной Армии. Даже количественно генштабистов в РККА было больше, чем во всех белых армиях, вместе взятых; если же рассматривать высшую штабную элиту, то она участвует в Гражданской войне на стороне Советской власти практически целиком. В ответ большевики относятся к сотрудникам Генштаба с известной мягкостью, само учреждение продолжает работать и получать зарплату наряду с Комиссией Вернадского. Еще во время Гражданской войны разворачивается масштабная программа изучения опыта Первой мировой войны. А в феврале 1920 года дается старт плану ГОЭЛРО, руководство которым сосредотачивается в руках Ленина, Калинина и Кржижановского. С этого момента молодое Советское государство начинает инфраструктурную гонку."
("Секретное оружие элит. Революция как элемент управления").

А в Европе, тем временем, инфраструктурную гонку начал нацизм. Неужели г-н Лиетаер действительно считает, что первопричиной прихода нацистов к власти были экономический упадок и безработица, а потом чудесным образом в короткий срок была создана военная машина?

Знакомясь со статьей "ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КОМИССИИ ПО ИЗУЧЕНИЮ ЕСТЕСТВЕННЫХ ПРОИЗВОДИТЕЛЬНЫХ СИЛ РОССИИ: 1914-1918 гг.", я не обнаружил постановки задачи создания суверенных финансов по суверенным принципам. Традиционно по этому поводу тишина. В этом г-н Лиетаер прав.

Процентная ставка (не так важен ее знак и величина) продолжит регулировать взаимоотношения европейцев между собой и тех, кого они породили. А возможны ли взаимоотношения в условиях дополнительности, понимаемой как оправдания якобы имеющего место несовершенства природы? Допустимо ли так тотально о несовершенстве природы?

Может ли быть иначе? Пробовал Вам объяснить в прежних заметках. Думайте и узнавайте.

Согласно опросу "В какой России мы хотим жить?":

"... те 73% читателей, которые не хотят, чтобы их потомки уезжали из России, ставят перед будущим две практически рядоположные задачи — страна должна больше думать о своих гражданах и развивать мировые стратегические амбиции, предлагая свои решения общечеловеческих проблем".

В фильме "Русский ковчег" Александра Сокурова Европа отказалась идти с нами в будущее. Прощай, Европа.



Прощай, EURUSSIA?

No comments: