Search This Blog

Monday, February 18, 2019

Заставит ли провидение кремлевских мечтателей заняться своей собственной страной, а не экспортом?

Сообщили, что "Задержанный в Москве основатель Baring Vostok отправлен под арест".



Речь идет о г-не Калви, выходце из "Solomon Brothers", а высокую деловую репутацию г-на Калви отметил г-н Чубайс, который работает "либералом"(ТМ) и, следовательно, "виноват во всем"(ТМ) - см. "Чубайс надеется, что высокую деловую репутацию Калви учтут при расследовании его дела".



11 лет тому назад я упоминал г-на Калви в "Barings, Екатерина II, Александр I и современность".

Примечательно, что круг этой достаточно короткой истории, похоже, замыкается. Если следовать терминологии "Божественной комедии" Данте, то следующим замыкающимся кругом ада должна стать история Ассигнационного банка, где свои сбережения хранила Екатерина II (о выводе ею средств на Запад - см. "История с наследством графа А. Г. Бобринского"), на которую, по некоторым оценкам, имела влияние Англия (считается, что Екатерина II одернула Суворова когда англичане в его победах на Балканах узрели риск для своего Египта). Здание этого банка неуместно, на мой взгляд, занимает достаточно безликий бывш. Финэк, отметивший недавно "250-летие создания Ассигнационного банка".







И это не только на мой взгляд. Мистические силы Санкт-Петербурга уже давно направили туда своих гонцов - сам запечатлел как только сняли крылатых львов, почему-то называемых грифонами.



И это все на фоне зерновой истории, описанной в "А рожь не треснет". Не перекликается ли рейд правоохранителей по зерновым холдингам с описанным в "Архитектурно-экономический и наверное уже физкультурно-спортивный синкретизм?"?

Вывод же из статьи "А рожь не треснет":

"Зерно становится более важным источником экспортной выручки, чем нефтегаз. Вот цифры: в 2019 году при общем плановом объеме сельхозэкспорта в 25 миллиардов долларов 10 должно дать непосредственно зерно и еще 7 — масложировая продукция, произведенная на его основе. То есть речь идет про 15–17 миллиардов долларов в год — огромные деньги по меркам нашей осажденной санкциями крепости".

вряд ли правильный, т.к. санкции можно наложить на любой экспорт, который надо еще умудриться доставить получателю.

Не окажу себе в удовольствии еще раз привести стихотворение Дмитрия Бобышева, посвященное Евгению Рейну.

Крылатый лев сидит с крылатым львом
и смотрит на крылатых львов, сидящих
в такой же точно позе на другом
конце моста и на него глядящих
такими же глазами.

Львиный пост.

Любой из них другого, а не мост
удерживает третью существа,
а на две трети сам уже собрался,
и, может быть, сейчас у края рва
он это отживающее братство
покинет.

Но попарно изо рта
железо напряженного прута
у каждого из них в цепную нить
настолько натянуло звенья,
что, кажется, уже не расцепить
скрепившиеся память и забвенье,
порыв и неподвижность,
верх и низ,
не разорвав чугунный организм
противоборцев.
Только нежный сор
по воздуху несет какой-то вздор.

И эта подворотенная муть,
не в силах замутить оригинала,
желая за поверхность занырнуть,
подергивает зеркало канала
нечистым отражением.

Над рвом
крылатый лев сидит с крылатым львом
и смотрит на крылатых львов напротив:
в их неподвижно-гневном развороте,
возможно, даже ненависть любя,
он видит повторенного себя.

Март-апрель 1964

Saturday, February 09, 2019

Сертификат Британского института директоров (IoD) для гендиректора РУСАДА Юрия Гануса

06.02.19 сайт РУСАДА сообщил в "Генеральному директору РУСАДА Юрию Ганусу был вручен Сертификат международной программы подготовки и сертификации профессиональных директоров Британского института директоров":

"Сегодня, 06 февраля 2019 года, генеральному директору РАА "РУСАДА" Юрию Ганусу был вручен Сертификат международной программы подготовки и сертификации профессиональных директоров Британского института директоров (IoD) с присвоением Юрию Ганусу уникальной международной квалификации «Сертифицированный директор», подтверждающей профессиональную компетентность в глазах партнеров, акционеров, инвесторов в России и мире.

Сертификат по поручению Британского института директоров (IoD) вручил Председатель Наблюдательного совета Ассоциации независимых директоров (АНД) Александр Иконников, Ведущий российский эксперт в области корпоративного управления и советов директоров, входящий в Правление Глобальной организации директорских институтов (GNDI) и участвующий в формировании международных стандартов управления, обладающий высшей международной квалификацией директора «IoD Chartered Director» Британского института директоров.

Данная квалификация предоставит Юрию Ганусу дополнительные возможности для организации эффективной работы РАА «РУСАДА» в России и в международной спортивной и антидопинговой среде, предоставит новые возможности для восстановления доверия на международном уровне. Оплата обучения и сертификации была проведена Юрием Ганусом из своих средств."




27.11.18 я обратился к г-ну Ганусу с письмом:

"от: Nikolay Kryachkov
Кому: rusada(at)rusada.ru
дата: 27 нояб. 2018 г., 17:27
тема: Ю. А. Ганусу о 2 проблемах

Уважаемый Юрий Александрович!

Я достаточно давно наблюдаю за событиями с наложением санкций на российских спортсменов, включая
невиновных в нарушении антидопинговых правил и не могу понять: разве нельзя было увидеть в этой
проблеме две - одна это спорные или вопиющие нарушения, другая - наказание невиновных, чего нет
ни в одной системе права? Разве не логично было бы защищать невиновных спортсменов и выделить эту
тему в совершенно отдельную? Это же так очевидно, на мой взгляд. К тому же, похоже, никто не
задумывался о сроках годности всех этих восстановительных мероприятий. Из спорта уходят квалифицированные
спортсмены и тренеры, в т.ч. по естественным причинам, а для молодежи перспективы туманны (если
конечно не думать о смене гражданства). Складывается впечатление об имитации защиты нашего спорта и,
уж извините за высокопарность, престижа нашей страны. Что и когда Вы конкретно планируете предпринять
по защите невиновных российских спортсменов, которых не допускают к международным стартам?

С наилучшими пожеланиями,

Николай Леонидович Крячков

P.S.В году, кажется, 2013-ом David Smith предложил мне обсудить на
страницах IoD.com "The post email era" и попросил совета по его выступлению в Москве. Я предложил ему
просить больше денег. The post email era так и не наступила, а наш спорт даже деньги не спасают..."


The post email era David Smith



Г-н Ганус не счел нужным или даже вежливым ответить. Это наводит на мысль о том, что российская спортивная политика формируется в Великобритании, а собственной не было и нет. Умом ведь понять невозможно почему РФ ничего не сделала для защиты невиновных российских спортсменов от дискриминации по национальному и культурному признаку.

А с Британским институтом директоров я имел возможность познакомиться лично по их инициативе - см. "Депеша от госпожи Гулливер и наш ответ". И в правительстве РФ я отказался трудиться с британской подачи - см. "Гнусности нельзя делать ради блага Отечества".

Sunday, February 03, 2019

"Берега русского модерна" на конкурсе эссе "Нового мира"

13 января с. г. ежемесячный журнал художественной литературы и общественной мысли, "Новый мир" объявил конкурс эссе к 120-летию Владимира Набокова.



Кроме ограничений на объем текста было такое условие:

"Эссе может быть посвящено биографии и творчеству Владимира Набокова. Эссе может рассказывать о событии в жизни автора, которое связано с творчеством Набокова".

О событии у меня был материал и мое эссе "Берега русского модерна" на конкурс приняли и опубликовали за № 39.



Посмотрим что они решат...

Николай Крячков

Берега русского модерна


Мне так близко обаянье
Их усталой красоты...
Это дерева Познанья
Облетевшие цветы.

(Максимилиан Волошин)

Кто бы мог подумать, что в основе физики спорта — лирика? Это стало для меня невероятным и достаточно поздним открытием.

Мои занятия лёгкой атлетикой пришлись на конец 1970-х — начало 1980-х годов. Юношеская любознательность конечно обращалась к источникам, как мне тогда казалось, мудрости — доступным советским и зарубежным книгам, журналу «Лёгкая атлетика», идеям и сомнениям знакомых тренеров — о виде спорта, в котором у меня появились первые достижения, но истоки отечественного спорта, вкус той эпохи не то чтобы не интересовали... Не возникало мысли обратиться именно к ним. Я понятия не имел об эпохе модерна конца XIX – начала XX веков, его быстром расцвете и таком же быстром и преждевременном закате. Подсказка была — идея красоты, в спорте реализуемая в движениях, но она как-то не проецировалась на общекультурное восприятие Ленинграда той поры с утилитарностью физической культуры да и вообще жизни, не дававшей поднять голову и задуматься о связи времён. Низкие облака постмодерна, постепенно, но неуклонно извращавшие смысл бытия не только спорта, нависли над Петербургом на долгие десятилетия и только совсем недавно уже в достаточно зрелом возрасте когда появилось свободное время модерн слабым лучиком надежды обретения смысла обратил на себя внимание. Сначала в архитектуре, декоративно-прикладном искусстве, потом в слове. Мой разум отказывался понимать что же это должно происходить в голове художников, чтобы придумать такие замысловатые формы, насколько надо слиться с природой, понять и принять её правила и осмелиться состязаться с ней своим искусством во всём?

Ответ был дан Александром Блоком в 1921 году:

«Россия — молодая страна, и культура её — синтетическая культура. Русскому художнику нельзя и не надо быть «специалистом». Писатель должен помнить о живописце, архитекторе, музыканте; тем более — прозаик о поэте и поэт о прозаике. Бесчисленные примеры благодетельного для культуры общения (вовсе не непременно личного) у нас налицо; самые известные — Пушкин и Глинка, Пушкин и Чайковский, Лермонтов и Рубинштейн, Гоголь и Иванов, Толстой и Фет.

Так же, как неразлучимы в России живопись, музыка, проза, поэзия, неотлучимы от них и друг от друга — философия, религия, общественность, даже — политика. Вместе они и образуют единый мощный поток, который несёт на себе драгоценную ношу национальной культуры. Слово и идея становятся краской и зданием; церковный обряд находит отголосок в музыке; Глинка и Чайковский выносят на поверхность «Руслана» и «Пиковую даму», Гоголь и Достоевский — русских старцев и К. Леонтьева, Рерих и Ремизов — родную старину. Это — признаки силы и юности; обратное — признаки усталости и одряхления. Когда начинают говорить об «искусстве для искусства», а потом скоро — о литературных родах и видах, о «чисто литературных» задачах, об особенном месте, которое занимает поэзия, и т. д. и т. д., — это, может быть, иногда любопытно, но уже не питательно и не жизненно.»


А разве спорт и присущая ему красота не роднят его с искусством? Разве «культура» в сочетании со словом «физическая» теряет свой смысл? Разве упражнение не требует точного и потому выразительного исполнения? Разве спортивный результат не является следствием всего этого?.. И разве ставились подобные вопросы во всеуслышание? Тренерская «кухня» стала напоминать «Terra incognita» Владимира Набокова накануне «методической революции» в спорте и связанных с ней скандалов. А возможно ли подготовиться к революции без уроков прошлого?..

То, что «модерн — незавершённый проект» известно не только из одноимённого доклада немецкого философа Юргена Хабермаса в 1980 году, но ощущается в общественных науках и практиках, частью которых был и есть спорт. Потому, наверное, нам ещё предстоит оценить загадочность красоты спортивных достижений в достаточно демократичной лёгкой атлетике согласно точному наблюдению Евгении Кириченко о модерне в русской архитектуре.

«В его образах нет простонародности и общедоступности. Его композиции рассчитаны на подготовленного человека, он ориентируется на людей с достаточно высоким уровнем знаний, способных увидеть за мнимой простотой или нарочитой усложнённостью формы аналогии с современностью, воспринять принципиальную метафоричность содержания, о котором повествуют также ритмы, краски, линии, а не только определённые формы, отождествляемые с соответствующими им идеями и понятиями.

Аристократизм модерна — одно из многих проявлений его диалектичности: оборотная сторона его демократизма. Эклектика стремится к удобопонятности, модерн хочет возвысить всех до уровня избранных.»


Возвысить всех до уровня избранных — назначение спорта, видимо, неслучайно возрождённого Олимпийским движением в эпоху модерна. Но что спорт и его королева — лёгкая атлетика — без памяти о себе?..

Так возникла идея Музея лёгкой атлетики Санкт-Петербурга. Музей — обитель муз. У обители должна быть архитектура. Начались чудеса восстановления связи времён — обнаружилась фотография барьерного бега Павла Лидваля...

Фамилия Лидваль была, конечно же, на слуху по другому Лидвалю — старшему брату Павла Фёдору — знаменитому петербургскому архитектору шведских корней, известному по «Дому Лидвалей» на Каменноостровском проспекте, гостинице «Астория» и другим архитектурным шедеврам.

Дальнейший поиск привёл к книге Бенгта Янгфелдта «Шведские пути в Санкт-Петербург». Книги у меня не было, но сеть выдавала плохо сделанные электронные копии, в которых Павел Лидваль упоминался как легкоатлет. Как же узнать больше? У автора? Его контактные данные были мне неизвестны. Возникла мысль обратиться к людям его знающим и это неожиданно сработало. Профессор Янгфельдт из Шведской королевской академии наук быстро откликнулся и, в итоге, любезно прислал свою книгу. Что же там написано о Павле Лидвале? Об этом можно прочитать на сайте Музея лёгкой атлетики Санкт-Петербурга...

Свои дни бывший легкоатлет и портной Пауль Лидваль закончил в январе 1963 года в эмиграции, но на родине своих предков — в Швеции. Другим повезло меньше. Например, русскому писателю Владимиру Набокову и многим другим русским мастерам своего дела. Эмиграция в чистом виде оказалась для них неизбежностью. Александр Казин написал целую статью «Набоков: эпилог русского модерна». Да нет, это русский модерн не достиг своих берегов. Берега оказались на время другими...

Мой дед был портным, а родители изобретали технологии для швейной промышленности. Когда я узнал, что родился в месяц и год смерти Павла Лидваля, отметил для себя, что так или иначе связь времён, видимо, существует, а история... не хотелось бы, чтобы она повторялась, а хотелось бы, чтобы незавершённый проект русского модерна продолжился и обрёл свои берега.

***

Когда готовил эссе играла музыка

Close To You | Songs | Tommy Emmanuel