Search This Blog

Loading...

Monday, April 27, 2015

Парни из Чикаго и медийный бизнес

Когда-то очень давно один ленинградский спекулянт привозными пластинками (так это тогда называлось) дал мне послушать пластинки группы "Chicago".

Chicago - Hard To Say I'm Sorry (stereo sound)



Поводом вспомнить это послужило письмо американца из Чикаго с предложением стать спикером на их радио, вступить в ряды основателей этого радио и получать с этого доход...



Человек этот помогал одному из кандидатов в мэры Чикаго,



который, в итоге, занял третье место из четырех возможных в не так давно закончившейся предвыборной компании.

The Strausberg Report with Chinta Strausberg. Guest: 2015 Mayoral Candidate William Dock Walls. from PCC Studio on Vimeo.


Не успел, так сказать, появиться на радио "Петербург" (см. "Второе мое выступление с собственными стихами на радио "Петербург") и вот тебе сюрпрайз...

После моего "Knowledge Person" в устах г-н Маккейна в адрес г-жи Паэлин из Аляски, письма американского инженера политической экономии об Аляске, приведенного в моей "Аксиоматике политической экономии без процента" (см. Первую главу) и т.п. я, похоже, кем-то настолько вписан в американский политико-экономический процесс, что сам не знаю... А поскольку сам не знаю, то предусмотрительно отказался на последней работе в гос. научном учреждении ездить за госчет за границу и вещать там по-английски, а также дополнительно изучать английский язык, после чего меня грубо попросили с работы, с которой я справлялся, не выплатили заработанное... и так я стал писателем и вот уже ровно три года нигде не числюсь, что исключило такого рода предложения.

Теперь вот опять, но оттуда...

Это что же получается - когда всех наших журналистов из США выставят, я один и не журналист буду там вэлком? Шутка, но на самолетах я действительно не летаю.

Нет, конечно, будучи кое-что повидавшим консультантом пятидесяти с лишним лет, который уже давно инновационно по-нучному вскрывает управленческие тексты (см., например, п. 13 в журнале "Инновации" за 2002 год, № 5 ),





я мог бы наверное оказаться партнером какой-нибудь отечественной консультационной компании со скромным вознаграждением, скажем, в 400 000 - 600 000 руб. в мес. И одна из компаний начала высылать мне свои письма "для клиентов и партнеров". Её клиентом я не являюсь. Поэтому, надо понимать, партнер... Улыбаюсь, ибо пока непонятно кто из нас шутит - я или они и до денег на дошло...





Но это не все, сегодня тоже через Чикаго получаю предложение от другого американца, якобы создавшего с китайцами в Китае крупнейшую медийную компанию, о его желании обсудить со мной вопросы стратегического партнерства...

Самое занятное, что это на полном серьезе... Так что воскресный день прошел в хорошем настроении и с пищей для писательских идей. А группа "Chicago" как звучала так и звучит.

Chicago - If you leave me now


Sunday, April 19, 2015

"Державный прорыв" Губанова и iPhone цивилизация

Прислали мне на днях электронную книгу проф. Губанова "Державный прорыв. Неоиндустриализация России и вертикальная интеграция" и дали понять, что 23 апреля с.г. в Доме Плеханова возможно посетить Санкт-петербургский экономический семинар, где проф. Губанов будет рассказывать о своей книге.



К сожалению, чтение книги для меня закончилось, едва начавшись, т.к. проф Губанов начал дискутировать с г. Путиным. Уровни и терминология для дискуссии разные. Один по своему положению теоретик-экономист, другой действующий политик. И если уж такая дискуссия теоретиком-экономистом затеяна, то она неизбежна должна перерасти из экономической в политическую. Это и произошло, когда основным, как я понял, положением книги проф. Губанова является вопрос о собственности, причем, что важно, при попустительстве кредиту, т.е. проценту.

Я не увидел анализ понятия "собственность", в то время как дискуссия о ней разворачивается автором с точки зрения неправедных путей ее приобретения, что конечно же имеет место в нашей стране.

Если бы проф. Губанов рассматривал иные кроме кредита (процента) способы соединения факторов производства, то к проблематике собственности следовало бы подойти более обоснованно, т.к. собственность в русском языке кроме права на нее это еще и пусть материальная, но ценность, производная от ценностей идеальных, т.е. идей.

Ведь что получается? Упразднил проф. Губанов частную собственность, следовательно, когда производительный труд человека создал из идеи материальный продукт, то он, минуя обмен (и этим окончательно скрывается его неэквивалентность), изымается и распределяется. Спрашивается, из чего следует, что человек, не имеющей собственности (материальных ценностей) будет создавать ценности идеальные и вообще иметь в своем сознании ценностную среду, особенно, когда продуктом госкапитализма, как я понял, должен стать не человек, не личности, а микропроцессор?

Вообще говоря, термин "индустриализация" исторически и из этих несложных умозаключений подсказывает, что идеи тогда должны прийти в такой госкапитализм извне (американские заводы сталинскому СССР), ибо этот госкапитализм своим принципиальным попустительством проценту совместим и с либерализмом, и с консерватизмом как российского, так и евро-американского толка.

В связи с этим не лишне прочитать про отношение к труду в статье "Дело тунеядца Бродского" и об инициативе ФСКН по созданию трудовых лагерей для пока около миллиона наркозависимых (это при том, что кредитная экономика способствует росту наркозависимости) - "В ФСКН хотят отправить миллион наркоманов в трудовые коммуны".

Проф. Губанов находится в контексте и потому узнаваем, но до человека ли, до личности ли при таком видении экономики и устоит ли экономика микропроцессора в контексте iPhone цивилизации?

Не следует забывать, что и февралисты, и октябристы обязаны кредиту (проценту)...

С.Сурганова и Оркестр- Неужели Не Я (ст.И.Бродского)


Saturday, April 18, 2015

Вне контекста

Я занят своими мыслями больше чем чужими. Поэтому мало читаю. Раньше думал, что это от лени. Другие тоже так думали. Но это, наверное, тот редкий случай, когда нужны дополнительные пояснения.

Читать не всегда интересно. Иллюзия, что развязка обязательно в конце, не будоражит сознание. Иногда достаточно нескольких строк или страниц и становится ясно, что конца у этой вещи нет там, где он должен быть — в конце. Её конструкция перевёрнута задом наперёд — вещь начинается с конца и, поэтому, тут же заканчивается. Читать нечего. Разве что схему из вступления, основной мысли и заключения... И тогда на помощь зовут контекст, ибо он как могильная табличка или экскурсовод объясняет то, что не имеет собственного языка тем, кто также нем и глух и не может наладить свой личный контакт с вещью, её автором. А нужно ли это каждому? Вряд ли. Разве лишь для того, чтобы от сборов за экскурсии натирать могильные таблички и ручки грандиозных музейных дверей до тусклого блеска. Некоторых мутит от такого величия.

Культурное наследие... Но ведь оно должно продолжать дело предков, а не объяснять, объяснять, объяснять его! Какой тогда смысл такого бездеятельного наследия и бездеятельности по его сохранению? Смысл, скорее всего, в оправдании собственной бездеятельности. Некогда. Зачитались объяснениями до такой степени, что уже вещь материальная становится неотличимой от инструкции по её использованию. Но понятна ли инструкция, если её писал тот, кто удовлетворялся лишь объяснениями? Осталось несколько шагов — провозгласить причиной неумения писать толковые инструкции интуитивную ясность вещи в неком контексте сохранения чьих-то лесов от вырубки на бумагу, потом заменить вещь её сроком годности и неизбежно прийти к отсутствию предметов, составляющих наследие, а потом и людей, способных осознавать необходимость в этом. Сколько из этих шагов уже пройдено?

Но ведь человек не может... не может охватить всё без помощи, быть вездесущим, одновременно пройти в разных направлениях! Вот он и придумывает себе оправдания выбранного пути — чем один лучше другого. Для этого и нужны чужие объяснения. Письменные. А если один путь лучше, то другой, естественно, хуже. Тогда неизбежно собственный поиск и даже опыт заменяется объяснением правильности, её общественной обусловленностью. Как если бы человек заболел малоизвестной болезнью, старящей его в недееспособном возрасте. Так принято. Таков контекст. Таков способ узнавания и разделения на своих и чужих. А как иначе подменять созидание борьбой за него. Даёшь! Но не сметь...

А я подхожу к очередному перекрёстку, мысленно раздваиваюсь, а то и делюсь на большее число своих копий и не спеша осматриваю окрестности вдоль предложенных судьбою путей. Это, как ни странно, позволяет оставаться самим собой и не только обосновать последующий выбор, но и иногда познакомиться с авторами воздвигнутых вдоль путей творений. Выбор ведь в каждом действии! Когда же читать чужие мысли, их объяснения и приносить в жертву контексту своё время... время своей жизни? Может это и называется искусством, которое вечно, пока жив человек?


Wednesday, April 15, 2015

Эпиграмма № 8 на знакомство

У знакомства есть устройство —
Устроитель должен быть.
Если нет такого свойства,
Как же в этом мире жить?


Tuesday, April 14, 2015

Присоединение литературного агента и российский публикационный процесс

Литературный агент присоединяется ко мне впервые и контактов у нее очень мало. Что бы это значило?



Был, правда, разговор с американскими издателями, но, как выяснилось, они хотели от меня рукопись книги по управлению. Таковой у меня не оказалось и писать не хочется.

Все это дает повод поразмышлять над российским публикационным процессом. У меня складывается, например, такое впечатление об этом.

Из общей массы людской писатель или поэт разными путями попадает в одно или несколько ЛИТО (литературные объединения). Это бесплатно и там происходит первичный отсев, коррекция стиля и прочих моментов творчества, если это необходимо. В ЛИТО можно обитать годами и оттуда можно попасть на какую-нибудь литературную конференцию с подачи руководителя ЛИТО, который, как правило, член какого-нибудь союза писателей. В Петербурге два основных союза - как бы либеральный Санкт-Петербургский союз писателей и как бы консервативный - местное отделение Союза писателей России. Такая достаточно грубая классификация важна, скорее, не для писателя или поэта - среди записанных в "либералы" есть критики либерализма и те, кто вообще на общественные темы никак не высказывается - это скорее важно для присматривающих за писателями и поэтами как потенциальными инженерами человеческих душ.

С конференции или ЛИТО можно попасть в литературный журнал или сборник ЛИТО. Оттуда на премию или сразу в издательство, публикующее за свой счет.

А с выходом книги, в т.ч. за счет писателя или поэта, несколько членов какого-нибудь союза писателей бывает рекомендуют соискателя в союз. По принятию туда, можно рассчитывать на финансовую господдержку в издании книг и что-то еще. Наверное и взносы надо платить.

"Мастер и Маргарита". 9-я серия. Пожар у Грибоедова.



Вся эта последовательность не всегда соблюдается (можно и без нее обойтись), сроки разные и зависит это от разных обстоятельств, включая заинтересованность Системы в авторе - будет ли он что-то поддерживать или осуждать, или может быть полезен чем-то еще.

Дальше любопытная экономика. Как и во всем "развитом мире"(ТМ) книжный рынок держит одна, т.е. несколько групп товарищей - от издания до книготорговли. Где-то писали, что сейчас в Санкт-Петербурге небольших независимых от монополий книжных магазинов осталось меньше, чем в блокаду. Считается, что доля авторского гонорара в цене книги, издаваемой за счет издательства, составляет примерно 10% и это вроде для авторов известных. При тиражах максимум 4000 экз., а обычно меньше - деньги это небольшие. Если Вы посмотрите биографии еще молодых, но уже известных авторов, издающихся крупнейшими российскими издательствами, авторы еще где-то работают или получают премии... А то, что раньше, например, решалось цензурой, нынче решается вроде как для кого-то наличием экономической целесообразности писать, для кого-то отсутствием таковой.

Таким образом, писательство в подобной Системе равносильно кормлению издателей, торговцев и арендодателей помещений под известные книжные магазины.

Такая же ситуация и в сельском хозяйстве, и много где еще.

Исключения, разумеется, есть, т.к. любая система не без изъянов, но это другой разговор...

Скажу только, что современному писателю экономически целесообразно сочетать в себе не только творчество прозаика или поэта, но и творчество по другим статьям калькуляции цены его книги и не только... Рынок, на самом деле, велик, но дискретен, что ли... Ситуация кажется грустной, но это как посмотреть.

Виктор Резников - Как жаль


Monday, April 13, 2015

NEURS и рыночные площади

Один из жителей Хельсинки пригласил меня в соцсеть для предпринимателей neurs.com.



Там реализована любопытная концепция. Предприниматели разделены на две категории - провайдеры товаров и услуг для других предпринимателей и эти самые другие, т.е. обычные предприниматели.

Провайдеры отвечают на множество вопросов, ответы на которые позволяют лучше найти партнеров для них из числа обычных предпринимателей. Последние, как я понял, ищут для себе деловые возможности, а также для них предусмотрено менторство и ресурсы.

Собственно, это одна из разновидностей рыночной площади, где продавцы и покупатели могут найти друг друга.

В РФ с высоких трибун говорят много слов о развитии предпринимательства, а где доступные рыночные площади в достаточном количестве?

Раньше было достаточно уметь что-то делать, а уж продать сделанное была не такая уж проблема. Теперь иначе. Те, кто монополизировал рыночные площади разных видов и форм, рассказывает нам, что, дескать, наши товары и услуги никому не нужны, т.к. нет на них спроса, что означает - надо платить им за вход на монополизированный рынок. С другой стороны, покупатели товаров и услуг, выложенных на монополизированных рыночных площадях, справедливо сетуют на низкое качество и высокие цены.

А если вдруг у нас доступняе реальные и виртуальные рыночные площади появятся в достаточном количестве, то кто будет слушать многочисленных идеологов, покупать образовательные глупости о рыночной экономике?

Мало того, что образование плодит неумех, так и развитость рынка лишь на словах плодит недовольство, в ряде случаев скрытое, но недовольство.

Вот и приходится проявлять чудеса изворотливости ума и чудеса эквилибристики...


Sunday, April 12, 2015

Приглашение на конференцию в Осло и невесомость

Отвечаю на поздравления с Пасхой - российские, балканские и из других мест и от экзотических личностей. Этот интеллигентный английский джентльмен из околобалканской страны поздравляет меня регулярно.



Пол, получивший образование в Кембридже, раньше служил у Лорда-канцлера. Пишут:

"Лорд верховный канцлер Великобритании, или Лорд-канцлер (в прежние времена Канцлер Англии и Лорд-канцлер Шотландии), один из самых старших и важных функционеров правительства в Великобритании и предшествующих государствах. Он — высший сановник государства, назначается Сувереном по представлению премьер-министра на пять лет. В настоящее время лорд-канцлер выполняет функции министра юстиции."

Я вроде тоже имею, правда виртуальное, отношение к Минюсту РФ, которое скоро закончится. Будет ли он меня поздравлять? А может он меня своим интеллигентным коллегой считает?

"Изначально лорд-канцлер являлся одним из главных секретарей короля, главным из королевских капелланов и хранителем королевской печати. На почве этих трех функций и выросло значение К. В качестве секретаря он вел всю переписку от имени короля и был облечен особым доверием его по делам светского управления; как капеллан, он был советником короля в делах церкви; как хранитель печати, он был необходимым участником всех формальных выражений королевской воли.

Уже при Генрихе II канцлер занимал по значению своему следующее место за великим юстициарием (Justiciar), осуществлявшим высшее заведование правосудием и другими отраслями управления и замещавшим короля в его отсутствие. С упадком должности юстициария (в начале XIII в.) его судебные функции перешли к лорду-канцлеру и получили дальнейшее развитие с установлением Канцлерского суда. До Эдуарда III должность лорда-канцлера всегда вверялась какому-нибудь духовному лицу. Первым светским лордом-канцлером был в 1340 г. назначен Роберт Буршье, однако и позднее, в XV и XVI веках, лорд-канцлерами чаще всего бывали духовные лица. С начала XVII в. лорд-канцлерами назначаются только светские лица, обыкновенно из выдающихся юристов.

Лорд-канцлер председательствовал в Палате лордов, входил в Кабинет, как Лорд-хранитель Большой печати хранил Большую печать и возглавлял судебную власть в Англии и Уэльсе.

С 1885 и по 2003 год в подчинении лорда-канцлера находилось Управление лорда-канцлера, занимавшееся судебными делами."


Не знаю, что и думать в связи с этим...

В почте скупой отчет из научной сети о моих публикациях там - о статье про текстовые вирусы в бельгийском журнале 2006 г. и о книге об аксиоматике.



Думаю так, что американцы интересуются текствирусами, а шведы возможностью выписать мне Нобелевку по экономике за аксиоматику. Шутка, но в Финэке несколько лет тому назад намекали и кто знает какие у них связи..? К тому же, Нобелевка по экономике вроде как дело Королевского центробанка Швеции, а у банкиров интернационал...

Я этот все про англичан подвожу к приглашению на конференцию по культуре безопасности в Осло и соображаю в связи с чем это..?



Там формат малочисленной конференции для лучших контактов. Пригласил Кай (это не про снежную королеву), который очень давно ко мне присоединился. Там английский спикер и, как водится, американский соорганизатор - Мэл. Начал было слушать их беседу...



И тут я вспомнил свои слова из августовской заметки "Наливка на текстовых вирусах и уроки российской гуманитарной помощи людям Донбасса":

"Теперь об уроках этих событий.

1. От российской гуманитарной помощи определенные круги на Западе встали в определенную позу, причем одновременно и без чьего-либо принуждения. Разве, что слабость немощью своей, помноженная на русский "идиотизм" подсобила. Обращаю Ваше внимание на заключительную часть монолога русского дворянина князя Мышкина о насилии и мече:



НАТО можно было бы пожелать более просвещенного в русской классике предводителя, а то рога на каске совсем раскалились, вот вот отвалятся."


Руководителем НАТО стал норвежский социалист и вот, вуаля, совпадение...

О, я, я! Кемска волость!



А количество российских гуманитарных конвоев приблизилось уже кажется к трем десяткам. Культура - великая вещь!

Что же касается текстовых вирусов, то не только в НАТО не понимают, что это такое. В Кремле не понимают.

Виктор Салтыков и Ягья Александр))) Невесомость 2013


Friday, April 10, 2015

Экономика в культуре и глобализации по-русски

Блуждая по разным сайтам, случайно набрел на петербургского культуролога и поэта г-на Машевского А. Г.

Послушав его лекции, которые я приведу ниже, - о пространстве смыслов и глобализации по-русски - могу сказать, что несмотря на некоторые детали, которые следовало бы обсуждать и уточнять отдельно, то, что он говорит заслуживает внимания. Собственно, это еще один повод читателям попробовать понять почему "Аксиоматика политической экономии без процента" написана именно так как написана и почему вообще взят такой предмет рассмотрения и под таким ракурсом.

Машевский А Г Существование человека в пространстве смыслов



Культуролог Машевский о Крыме и цивилизационном шансе России



Все это можно сравнить с речью г-на Жириновского "Жириновский про Муму-Путин до слёз".

Thursday, April 09, 2015

РАН или МГУ?

В Секретной службе Е. И. В. Николая Александровича возникла гипотеза, что ускоренное инвестирование в МГУ на фоне сверхбюрократизации РАН согласно оруэлловских формул "улучшение = ухудшение" может объяснить причины именно такого варианта реформы РАН.

Эта гипотеза, похоже, вписывается в МГУшный пафос о выводе на сцену неомарксистски интерпретируемого креативного класса как агента кембриджско-оксфордских перемен. Но класс этот больше выдуманный в профессорских головах и остается полагаться только на деньги, которые, как известно, воспроизводят только себя.

Диск в процессе форматирования под другую файловую систему и старичков пока терпят. Отойти бы старичкам в сторону и предоставить реформаторам делать что задумано самостоятельно... Увидели бы мы вскоре Сколково 2.0?

В любом случае, я бы посоветовал заинтересованным в том или ином в исходе этой трагикомедии наблюдать за развитием этих двух организаций - РАН и МГУ в широком, так сказать, контексте.

Gino Vannelli - I Just Wanna Stop (From "Brother to Brother" Album)


Wednesday, April 08, 2015

Второе мое выступление с собственными стихами на радио "Петербург"

Передачу эту для "Клуба полуночников" мы записали в марте, а эфир я пропустил. Как мне сообщили, он состоялся 3 апреля и был повторен 6 апреля с.г.





Однако, запись послушать можно. Так что пока я ночной петербургский поэт.


Sunday, April 05, 2015

Сын Мансура

Ночью внезапно зазвонил телефон. Из трубки раздался крик их общей знакомой. Она буквально билась в истерике, повторяя, что его больше нет. Кого? Мансурыча! Нашли застреленного и брошенного недалеко от известной трассы... Скупая позёмка за окном, казалось, повеяла своим холодом сквозь стены дома, а Питер скорчил очередную мрачную рожу.

Газеты дежурно сообщили об убийстве предпринимателя. Никаких версий не выдвигалось. Милиция, похоже, связей как следует не отрабатывала, а очень пожилой Михалыч, скорее всего, имевший «конторскую» выучку, узнав эту весть, как-то слегка задумчиво механически повторил, что нет, значит, больше Мансурыча... Поднял воротник своей неприметной куртки, поправил финскую кепку, повернулся и по-стариковски побрёл с авоськой по своим делам. Теперь, когда они случайно встречаются, то говорят о чём угодно, но Мансурыча не вспоминают.

«Какой хороший он был человек, правда же!» - восклицала жена Мансурыча, которою он никогда не видел, но позвонил, чтобы выразить ей соболезнования в его смерти. Было такое ощущение, что даже она не знала ни кем Мансурыч был на самом деле, ни о его делах, состоянии... Но то, что он человек хороший, была чистая правда, а не дань вежливости - «о мёртвом либо хорошо, либо ничего». Несомненно, это была заслуга родителей покойного, воспитавших такого человека в непростом для жизни послевоенном Ленинграде. Про отца Мансурыча он ничего не знал, поэтому в памяти вместе с его именем соседствовало имя отца — Мансур. Сын Мансура. Так и было занесено в каталог потерь. Про свою маму сын Мансура много рассказывал, но не то чтобы о ней, а что надо поехать помочь, сделать нечто и так далее... И про братьев, которым помогал и кое-кого журил за непутёвость, неумение дать толк деньгам.

Впервые они встретились, когда сын Мансура покупал джин. Был это, кажется, литровый Gordon's. Он имел право на скидку, для чего расписался в книге постоянных клиентов, деловито достал валюту из кармана брюк и рассчитался. Привычка носить деньги в карманах брюк осталась с ним навсегда. Было ли это его характерной чертой? Может и было. Многие люди того круга демонстративно хвастались дорогими кожаными кошельками и портмоне, а он нет, по-старинке заламывал купюры пополам и рассовывал по карманам, причём всегда молча, без показухи. Валюта отдельно. Рубли отдельно. К деньгам у него было отношение философское, но бережливое. Как и к людям. Это запомнилось. Обоюдно.

Тогда, в тот год положение с доходами сложилось тяжёлое. Жить практически было не на что и податься было абсолютно некуда. Наплодились новые правоохранительные службы, чей мир был традиционно чёрно-белым с двумя сторонами «баррикад». Питер, особенно девяностых, был знаменит своим особым свойством заводить людей в тупик — тот или этот — такой серый, грязный, криворожий, одновременно насмешливый и холодно безразличный. «Чёрный пес Петербург» - не самая едкая характеристика города, даваемая ему людьми, не родившимися здесь и, кажется, не способными понять выверты коренных жителей, особенно тех, кто коренной уже не в первом поколении. Мы-то знаем устройство местных дворов-колодцев, только выглядящих тупиками реально и фигурально, но знаем также и о наличие чёрных ходов, проходных дворов, сквозных подвалов, смежных чердаков и крыш. Надо только оглядеться, поискать и проход найдётся, а может и выход... Тогда можно в ответ скривить рожицу очередному тупику, показать язык. Так и живём, дразня друг друга, совершенствуясь в этом иезуитском искусстве. Мы и наш город. Только чужаки и приезжие могут оценить чего мы достигли в этом.



ДДТ - Черный пес Петербург (Official video)



Странное дело, возможности записной книжки, казалось, были исчерпаны. Те страницы, которыми он пользовался больше всего. Но перелистывая её еще и ещё, он неожиданно наткнулся на телефон сына Мансура. Позвонил без всякой надежды, ведь с их последней встречи прошло около десяти лет. Узнает ли? На той стороне отозвался тихий голос уже почти пожилого мужчины. Говорили недолго. Сын Мансура задал несколько уточняющих вопросов о прошлых делах и попросил ему перезвонить через неделю, а ровно в назначенный срок он кратко пригласил к себе в офис: «Приезжай».

Офис и кабинет в нём выглядели неухоженно — пыль, похоже, никто не убирал достаточно давно, стол был завален бумагами, свитками факсов, как-то беспорядочно валялись несколько беспроводных телефонов. Зачем ему столько городских линий, а мобильного телефона или пейджера не было? По-всему было видно, что хозяин офиса трудится в одиночку и то ли устал, то ли фатализм одолел. Однако, сообща уборку они сделали быстро. Настроение поднялось. Развалясь на диване, сын Мансура с удовлетворением отметил, что он помнил его с самой хорошей стороны и особенно помнил о его критическом отношении к той группе людей, о которой он не раз ещё вспомнит во время их совместной работы. Денежное содержание было определено небольшое и всегда потом аккуратно выплачивалось наличными из так запомнившихся карманов брюк. Остальное — комиссионные за помощь в делах, которые аккуратно выплачивались сразу после закрытых сделок, каких-то советов, которые он иногда находил ценными. Всё это сопровождалось задушевными беседами на самые разные темы. Особенно, когда сын Мансура подвозил его до метро на старенькой Ладе, почему-то купленной в далёкой Германии.

Дни и месяцы бежали однообразно. Визиты клиентов, документы, деньги и опять документы, позвонить куда-то и сообщить о курсе валют или ответить заранее оговорённое определенным людям. Остекленевшие выразительные глаза посредников, молча открывавшие дипломаты с пачками новых денег в банковских упаковках, вызывали в ответ каменное выражение лица., что, наверное, составляло особый этикет. И всё это сильно диссонировало с убогой обстановкой офиса, в который они купили компьютер только после нескольких месяцев совместной работы. Интернет был тогда дорог, но это «окно» в мир скрашивало их однообразные серые будни с периодически появляющимися у них личностями в чёрных дорогих пальто, уткнувшихся стилом в новомодные монохромные наладонники. Одного клиента они так и прозвали «В пальто». Тот, похоже, работал один. Не человек, калькулятор. Джип, портфель с папками и почти всё время в профите в размере цены новых Жигулей, чему всегда по-детски удивлялся. Действительно, он как чувствовал когда и что надо покупать или продавать, и звонил: «Я подъеду?» Казалось, «В пальто» тратил на сделки очень мало времени, но они не обращали на чужой профит никакого внимания.

Как-то в машине сын Мансура, поравнявшись с каким-то Лексусом, вслух поделился с помощником — а не купить ли такой же? Потом, подумав, поручил ему прорабатывать другие виды дел от самых примитивных до совсем невероятных как постройка многоквартирных домов.

Только потом он понял, что тучи сгущаются, когда узнал, что машина сына Мансура была вскрыта и оттуда была похищена тетрадь, в которую тот записывал для памяти всю эту их пестроту деловой жизни. Кому это понадобилось? Да и как можно было разобраться в этих многочисленных телефонах, именах, цифрах, которых за рабочий день записывалось изрядно и совершенно беспорядочно? А пока, перемещаясь по городу, он терпеливо ждал сына Мансура в машине, пока тот заходил со свертками или папками в какие-то явно чёрные ходы офисов без вывесок с камерами над дверьми или выносил оттуда свёртки или папки, всякий раз спокойно приговаривая, садясь в машину: «Ну что, поехали?»

Всё вроде бы было как обычно, но вот побочные дела как-то странно не находили одобрения сына Мансура даже после самой тщательной проработки, когда казалось, что можно было бы и начать. Объяснения этому не было. Немой вопрос о необходимости всего этого повисал в воздухе и разбавлялся в поездках по городу рассказами сына Мансура о том, что и кому здесь принадлежит, в каком бизнес-центре какие люди сидят, что и как приватизируют, и так далее, включая методы ведения дел и принятую в тех или иных кругах меру воздействия на партнеров. Вряд ли сын Мансура знал всё, но чувствовалось что у приватизационного процесса корни весьма глубоки и зачастую питались зарубежными соками.

Всё это оставляло без ответа много вопросов о личности сына Мансура. Даже несмотря на многочисленные его рассказы о себе, своей молодости. Нет, похоже, «конторской» выучки у него не было. Это было что-то питерское, точнее ленинградское, помноженное на сметливый ум нацмена, говорившего по-русски без малейшего акцента. Главное, не находил ответа вопрос — зачем он его взял помогать, ведь разница в возрасте составляла почти двадцать лет и обходился он до этого сам? Неужели просто помог? А может заметил своим опытным взглядом, что помощник его не подведёт? Почему он был в этом уверен? И что, для этого достаточно было тех нескольких мимолётных встреч тогда — почти десяток лет тому назад?

Новых дел организовать так и не получилось. Почему? Непонятно. Может сын Мансура специально так устроил, предчувствуя что-то. Спустил, иными словами, всё на «тормозах», дескать, ничего не получается и пора расходится. Они разошлись. И только потом стало ясно, чем всё могло закончится...


Saturday, April 04, 2015

У дороги

Многомерно, буреломно
Разлетаются откосы.
На дороге снега мало,
А вокруг лежат отбросы.
Пробегая прытью резвой
Выхлопные тучи скоро
Разложились на узоры
И асфальт смочили... Взоры
Устремились на проезжих,
На прохожих и пролётных.
Вы куда спешите, люди?
Сколько вас тут неуёмных?
Только отзвук какофоний
Как заборы вдоль дороги...
Разбежались эти люди.
Не вернут сюда их ноги
И колёса не воротят,
Крыльев быстрых очертанья.
Вот стою я у дороги
И не тянет на скитанья.

Thursday, April 02, 2015

500 просмотров книги "Аксиоматика политической экономии без процента"


Даже не знаю как к этому относиться - много это или мало за полтора месяца, насколько подробно книгу читали?

Я думал, что раза в два меньше будет желающих ее посмотреть, но вот цифра 500 говорит, что наверное книга могла бы иметь даже некий коммерческий успех, если ее издать тиражом от 500 экземпляров и правильно преподнести заинтересованной аудитории. Похоже, этим никто не будет заниматься, по крайней мере пока в этой части ничего не предвидится. Поэтому пусть интересующиеся читают бесплатно, но в электронном виде.

Monday, March 30, 2015

Разговор с библиотекой Финэка о моей книге "Аксиоматика политической экономии без процента"

"Финэк" - это я по-старому называю. Финэка больше нет, но получив там образование и проработав по распределению в их научно-исследовательском секторе примерно три года еще при старом режиме, я решил их библиотеке подарить файл своей книги "Аксиоматика политической экономии без процента". Потом, в зависимости от этого эксперимента, возможно подарил бы и книгу, изданную на бумаге.

Тут еще научная сеть researchgate.net присвоила моей "Аксиоматике" DOI. Как я понял это уникальный постоянный цифровой идентификационный номер для цитирования.



И вот пишу в библиотеку письмо, прилагая файл книги. Довольно быстро получаю ответ:

"RE: Издана книга "Аксиоматика политической экономии без процента"
От кого: ***@unecon.ru>
Кому: Николай Крячков
16.02.15, 10:06

Добрый день. Что вы хотите сделать с вашим изданием? Для каких целей вы нам направили это издание? Для включения в Электронную библиотеку? Или с другой целью?

***"


Из последующего телефонного разговора я понял, что они включат файл в электронные ресурсы своей библиотеки, а также могут принять в дар бумажную книгу, для чего надо будет заполнить дарственную.

Ладно... Через некоторое время пробую найти свою книгу в их электронном каталоге и не нахожу ее там...

Звоню своему библиотечному собеседнику узнать в чем дело (может не успели разместить или я ищу неправильно...). Как выяснилось по ряду причин им мою книгу не рекомендовали размещать среди электронных ресурсов этого госэкономического университета (!?). По манере разговора у меня сложилось впечатление, что кроме названной одной из причин - я не сотрудник университета - кто и почему дал им такое указание мне не скажут... Однако мне любезно было предложено зарегистрироваться в общероссийской Научной электронной библиотеке, что имеет какое-то отношение к Российскому индексу научного цитирования (РИНЦ) и тогда может быть попаду в госуниверситетские анналы изданной экономической мысли.

Говорю собеседнику, что у меня есть DOI. На это последовал ответ, что наличие DOI означает мою продвинутость в наукометрической формалистике, но они до этого еще не доросли. Я конечно уточнил, что мне это цитирование без надобности, я не ученый, а мотив мой исключительно ностальгический и т.п., но это не проняло и мы расстались на РИНЦ.

Захожу ради любопытства на страницу регистрации в Научной электронной библиотеке, а там надо место научной работы указывать, подразделение, должность... и это надо выбрать из предустановленных значений.



Не только я, а Кейнс и Маркс не смогли бы зарегистрироваться...

Мораль же я вынес из этого следующую:

1. Прежде чем сделать нечто, надо провести эксперимент - бросить камешек и посмотреть как зачавкает болото... Это было известно и подтвердилось.

2. Привязка автора научного произведения к организации по-видимому имеет причиной контрактные обязательства, т.е. в трудовом договоре с преподавателем или ученым возможно есть пункты о том, что все что он сочинит принадлежит организации - "это наша тема" (ТМ). Но это не выгодно ни в экономическом, ни в моральном плане, тем более в век открытости информации.

Теперь я думаю - а стоит ли им дарить свою книгу, изданную на бумаге?

Wednesday, March 25, 2015

Продавцу будущего

Ты продаёшь будущее,
А я покупаю прошлое.
И что с того, что грядущее,
Такое предательски ушлое, пошлое,
Ищет путь в моё настоящее?

Ты хотел бы узнать источник моего оптимизма и приобщиться к нему? Нет, дорогой, даже не пытайся. Ты слишком неопытен. Там, в своём будущем, несмотря на свои седины, помятую внешность и жизненный опыт продавца. Я же остаюсь молодым и набираюсь опыта покупая. Покупая прошлое.

Ты ищешь встречи со мной, а я избегаю тебя. Здесь и сейчас. Ибо только в настоящем наша встреча возможна. Была бы возможна, если бы я хотел с тобой поделиться. Но я не хочу. Не хочу потому, что прошлое, которое я покупаю, было и есть, а ты продаешь то, чего ещё нет. Ты не обманешь меня, продавец будущего.