Search This Blog

Loading...

Friday, May 27, 2016

Мысль в связи с III Международным политэкономическим конгрессом в Ростове-на-Дону

Несколько перефразируя Колю Васина, навеянное, должно быть, "пролетарским" поэтом В. Маяковским,

Я бы английский выучил только за то,
Что на нем разговаривал Ленин Леннон
.

который до революции писал не такие стихи как после - не в стиле черного квадрата...

А вы могли бы?

Я сразу смазал карту будня,
плеснувши краску из стакана;
я показал на блюде студня
косые скулы океана.
На чешуе жестяной рыбы
прочел я зовы новых губ.
А вы
ноктюрн сыграть
могли бы
на флейте водосточных труб?

(1913 г.)

...Так вот, мысль моя даже не о том кому, собственно, нужна политэкономия (кроме преподавателей, разумеется), а о необходимости таких крупных мероприятий как конгрессы и конференции.

Россия в глобальной экономике: вызовы и институты развития 26.05.2016 г.



Мысль эта меня посетила после посещения в прошлом году II Международного политэкономического конгресса, проходившего в Москве. В этом году в Ростов я не поехал.

История экономических учений говорит о том, что экономических идей было не так уж много. Не так много и их носителей. Вот бы таким собраться вместе и побеседовать за чашкой чая у камина или на веранде... Такой формат был бы наиболее продуктивен содержательно, но, предполагаю, это совершенно неинтересно ни университетам, ни академическим НИИ. Более того, такие умы трудно выявить - сужу по сетевым англоязычным политэкономическим группам, в которых нечего читать.

Поэтому, видимо, будут в РФ продолжаться разглагольствования сторонников трудовой теории стоимости о том, как встроиться в мир без пролетариата на волне очередного цикла закредитованности НТП, а также про институты, системность, многополярность, ноосферность и т.п., о чем говорят десятилетия...

Джон Леннон, кстати, был, по-видимому, последним пролетарским певцом, жизнь которого оборвали в 1980 г. Такой вот знак времени. С тех пор многие апологеты социализма переползли в апологеты капитализма. А почему бы им не переползти? К. Маркс написал ведь не "Антикапитал", а "Капитал"...

John Lennon - Nobody loves you (when you're down and out) with lyrics


Tuesday, May 24, 2016

Олимпиада 2016: счет пошел на дураков

Прочитал статью "Три дурака-2. Как русский допинг стал прибыльным бизнесом". Факт появление статьи выглядит как некая подготовка общественного мнения к возможному отстранению РФ от Олимпиады 2016:

"И это будет означать конец российского спорта в том виде, каком мы его знаем с середины прошлого века. Операция "русский допинг" на этом подойдет к своему логическому концу."

Автору виднее, но в чем мораль? Он пишет:

"Что теперь делать? Не строить иллюзий, как это было в случае первой комиссии, и рыдать по волосам, когда голова лежит на эшафоте. Рассказывают, что российская сторона за 680 тысяч фунтов стерлингов за полгода наняла европейский филиал пиар-агентства Burson-Marsteller из США — чтобы наш голос не тонул в потоке обвинений. Советник министра спорта Наталья Желанова завела твиттер и регулярно рассказывает о своей работе. Молодцы, возьмите на полке пирожок. Делать это надо было лет пять-шесть назад, но лучше поздно."

Про твиттер - это занятно... Так же автор подсчитал, что некие дураки могут отлучить РФ от спорта за каких-то 2,7 млн. долларов. Вывод, что это бизнес такой, т.е., надо понимать, все это затеяно ради освоения такой мизерной суммы тоже занятный, но в духе времени - "бабло побеждает зло"(ТМ).

Раз уж на то пошло, добавлю свои "три копейки" в баблоцентричный набор установок при объяснении всего и вся: пять - шесть лет назад некие умники не только твиттер не завели, но и не оплатили ими же порученную работу в размере всего-то 400 тыс. руб. за два года (!) и не приняли во внимание ее результаты, согласно которым можно было обоснованно усомниться в основаниях деятельности ВАДА, субъектами деятельности которого государства, если правильно помню, не являются. Глядишь, был бы запасной вариант развития событий... Но, как водится, никто не виноват...

Кто же теперь может оказаться в дураках? Российские спортсмены, допинговых правил не нарушившие (легкоатлеты уже оказались в дураках и тут международные спортивные организации поступили неприлично), болельщики и вся наша страна.

Считать дураков - время терять. Следовало бы умственные способности развивать. Дураку плати, не плати - ума это ему не добавит.


Sunday, May 15, 2016

Мутко принес извинения за принимавших допинг россиян. И где принес извинения?

Росбалт сообщает, что министр спорта РФ г-н Мутко извинился за участников сборной, ставших фигурантами допинг-скандала и что это сказано в его статье для The Sunday Times.

Внимательный читатель может заметить, что The Sunday Times в период развала СССР поддерживала тэтчеризм.

В связи с этим не лишне вспомнить связанную с этим последовательность событий, любезно предоставленную Секретной службой Его Императорского Величества Николая Александровича:

1. По сообщению сайта Санкт-Петербургского НИИ физкультуры, подведомственного Минспорту РФ и согласно статье "Презентация российской спортивной науки" в журнале "Адаптивная физическая культура" № 4 (44), 2010 г., с. 55:

"В конце ноября 2010 года директор ФГУ СПбНИИФК О. М. Шелков и профессор К. Г. Коротков побывали с официальным визитом в Англии. Можно без преувеличения сказать, что это первая за много лет презентация достижений Российской науки в Англии!
...

Вечером О.М. Шелков выступил с лекцией в Кембридже, в аудитории, где когда-то, по легенде, читал лекции Исаак Ньютон.

...

Последняя встреча в Лондоне была с лордом Вольфсоном (Lord David Wolfson), который спонсирует ряд направлений Олимпийского спорта. Мы познакомили его с направлениями спортивной науки в России, и обсудили перспективы использования научных достижений для поддержания здоровья населения и борьбы с наркотиками."


С Кембриджем у ряда представителей советского и постсоветского как бы истеблишмента связано много, даже слишком много... А вот барон Дэвид Вольфсон Саннингдэйльский был секретарем теневого кабинета и шефом кадровой службы за пару лет перед приходом к исполнительной власти баронессы Тетчер, руководителя консервативного правительства Великобритании в период развала СССР. Те консерваторы прославились не национализацией, а приватизацией и т.п.

2. В 2010 - 2012 г.г. директор СПбНИИФК г-н Шелков прекратил оплачивать работы по анти-допинговой тематике в части исследования международно-правовых аспектов присвоения ВАДА статуса верховной инстанции в деле борьбы с допингом в спорте (таковой является ЮНЕСКО).

3. В начале лета 2015 г. Секретная служба Его Императорского Величества Николая Александровича в связи с событиями в ФИФА предупредила президента РФ о возможности "анти-допинговой" борьбы с РФ (как известно, уже наказаны невиновные российские легкоатлеты, вынужденные пропустить зимний 2016 г. Чемпионат мира по легкой атлетике в Портленде, США) и предложила контрмеры.

Pavel Maslák wins Men's 400m Final - IAAF WIC in Portland 2016



4. У Минспорта РФ было все лето на развертывание контрмер, но оно этим шансом не воспользовалось. Вместо этого Секретной службе Его Императорского Величества Николая Александровича предлагалось выступать на конференциях Минспотра РФ. Однако, г-н Шелков был уволен с должности директора СПбНИИФК.

5. Осенью 2015 г. ВАДА, а теперь и ФБР США начали "анти-допинговую" борьбу с РФ.

6. В конце 2015 г. британцам было передано право заниматься забором допинг-проб у российских спортсменов - см., например, "Виталий Мутко: "Проверка одной пробы у британцев обойдется дешевле, чем в РУСАДА"".

7. C 2016 г. в запрещенный список ВАДА включили Мельдоний - см., например, "Запрет мельдония инициировало Антидопинговое агентство США".

8. Весной 2016 г. президент РФ упразднил ФСКН, а на днях вывел из состава Совбеза РФ г-на Иванова, бывшего директора ФСКН.

9. Тенденция наказывать за несовершенные преступления наметилась и в РФ - см., например, "Дума готовит Сеть к яровым посадкам".

29.06.12 в Секретную службу Его Императорского Величества Николая Александровича позвонили из секретариата Комитета Государственной Думы по безопасности и противодействию коррупции (возглавляемого г-жой Яровой) с предложением предоставить личные данные для налаживания сотрудничества. Сотрудничество не состоялось.

10. Министр спорта РФ г-н Мутко в The Sunday Times принес извинения за принимавших допинг россиян.

Круг замкнулся. Движение продолжается, но уже по кругу...

Но если Вы думаете, что Секретная служба Его Императорского Величества Николая Александровича существует, Вы скорее всего заблуждаетесь.

Крис Кельми и Ко - Замыкая круг (25 лет спустя)


Saturday, May 07, 2016

Физкульт-привет и с наступающим праздником Победы!

В то время, когда, хотелось бы думать, партия и правительство ядерной державы ведет незримый бой (СМИ довольно скупы на сообщения) за то, чтобы снова сделать выездными не замеченных в нарушении анти-допинговых правил российских легкоатлетов; когда пишешь стихи, отдаешь их в сборник, поддержанный Комитетом по печати, авторского гонорара не получаешь, выкупаешь авторский экземпляр, а сборник продается за пределами 300 экз. бумажного тиража; когда приходят письма, намекающие, что надо попроситься на очередную научную конференцию, перспективы участия в которых по опыту нулевые, если не отрицательные... В общем, мы, поклонники Королевы спорта, не унываем, идем на стадионы, одеваем шиповки, разгоняемся и стараемся лететь над дорожкой. Ощущение полной свободы остается надолго. И уверенности в победе, кстати!


Monday, May 02, 2016

У "Призрачного собрания" 1000 читателей

Удивительно, но "Призрачное собрание" за 4 месяца набрало 1000 читателей (1.0К). Без рекламы счетчик видимо "сарафанным радио" ежедневно прирастает несколькими читателями.



Постепенно стало вырисовываться, так сказать, общественное место этого микро-романа. Оно не либеральное и не консервативное. Это возможно свидетельствует об искусственности дилеммы "либералы vs. консерваторы" и наоборот. "Либералы" обошли "Призрачное собрание" молчанием, "консерваторы" же, как я понял одного из них, сочли мое сочинение образчиком ситуации, когда можно в обход государства отнести в типографию деньги и там напечатают все что угодно. Такую реакцию вызвало оформление книги и цитата из Булгакова в качестве эпиграфа (содержательной дискуссии не было):

"...для того, чтобы управлять, нужно, как-никак, иметь точный план на некоторый, хоть сколько-нибудь приличный срок... ну, лет, скажем, в тысячу...".

Булгаков, дескать, загубил много писательских душ... Не было возможности объяснить этим товарищам (слова для этого мне не было дано), что если булгаковская традиция и была продолжена, то в неком антибулгаковском смысле, т.к. у него в "Мастере и Маргарите" ангел черный, а у меня в "Призрачном собрании" белый. Это, на мой взгляд, очень большая разница. И это все в условиях когда по личному приглашению деятеля Высшего творческого совета Союза писателей России я побывал на XXXII конференции молодых литераторов Северо-запада. И не просто побывал, а по договоренности предоставил им не только книгу, но и рассказы, из которых они выбрали мне для прочтения "356 рублей мелочью" и "Константину". Были отмечены наличие стиля, необходимость мелкой редактуры и реализм ситуаций. Правда, в "356 рублях мелочью" слушателей обескуражила ситуация как лейтенант обошелся с майором, поставил майора "на место". Они почему-то назвали это местью. Слушать это было занятно, т.к. так не мстят, мстят по-другому...

В общем, я так понял, пишу я к чьему-то сожалению не всегда то, что нужно и как нужно, и некоторые мои сочинения на соцреализм не тянут. Но ведь в "Призрачном собрании" все описанное имело место процентов на восемьдесят! Не верят...

На днях прочитал статью "Операция ГПУ "по высылке антисоветской интеллигенции" (май – декабрь 1922 года)". Там дело начиналось со справки в т.ч. о том, что развелось частных издательств...

Однако же счетчик посещений читателей неумолимо этих читателей считает.

Подобный счетчик насчитал за четыре года 3200 (3.2К) читателей моего интервью англо-американскому журналу для высших сетевых слоев общества. Интервью как консультанта, удивившего родину управленческого консалтинга "новым видением".



Увидел эту цифру в связи с мыслью - не вернуться ли в управленческий консалтинг?.. Постарев и обленившись, решил по обыкновению "бросить камешек в болото и послушать как зачавкает". Иными словами, задался вопросом - к кому бы присоединиться, чтобы не искать клиентов, а ограничится лишь творческой частью? Ну не к BCG или же McKinsey & Company, в самом деле? Прочитал даже отчет BCG о необходимости изменений для бизнеса, а там про улучшения на 10% и т.п. Это как же бы я смотрелся с предложениями снизить затраты аж до 100% и обойтись без инвестиций и прочего долгового финансирования (улыбаюсь)?

Понятно, что востребованность консалтинга зависима от уровня развития промышленности и в этом отношении перспективы развития консалтинга в РФ также призрачны как призрачный реализм "Призрачного собрания". Тем не менее, по совету знающего человека написал резюме, где требовалось особо подчеркнуть на кого работал и что конкретно делал. "На кого работал и что делал" очень забавно, т.к. это не всегда проецируется в будущее. Моих клиентов послужной список не интересовал, а интересовало лишь то, что я мог бы предложить по текущей проблеме. Но это все в прошлом. В BCG, кстати, нанимают на основании кейсов, т.е. на собеседовании моделируют консультанту ситуацию и оценивают его возможное решение. Но резюме я написал, отправил и почти забыл. Пришел ожидаемый ответ - нам бы кого пооднозначнее. Однако, неоднозначные проблемы решают еще более неоднозначные люди - это закон кибернетики о том, что разнообразие побеждается еще большим разнообразием.

Продолжаю творчески проводить время. Хе-хе, не сообразил заключить пари, что так оно и будет...

JOHNNIE WALKER BLUE LABEL presents Jude Law in 'The Gentleman's Wager'


Wednesday, April 27, 2016

Теорема конкурентоспособности 3

Теорема конкурентоспособности 2

Н. Л. Крячков

Теорема конкурентоспособности

Глава III. Конкурентоспособность и воспроизводственный процесс

§ 1. Место конкурентоспособности в воспроизводственном процессе


Для настоящего исследования целесообразно представить место конкурентоспособности, её субъектов — частных лиц, предприятий и государства — в воспроизводственном процессе, которой кроме своей динамической сущности проявляется как некая обновляемая структура экономических отношений в обществе. Обновление осуществляется постоянной отбраковкой связей и их субъектов, которые не удовлетворяют этой структуре. Наличие центральной идеи структуры экономических отношений свидетельствует о её иерархичности. Это можно было бы интерпретировать как граф, вершиной которого является субъект конкурентоспособности, замыкающий на себя все остальные связи экономических отношений субъектов конкурентоспособности, все воспроизводственные цепочки.

Учитывая, что вместилищем центральной идеи структуры экономических отношений в современной экономике является центральный банк, субъекты конкурентоспособности неизбежно становятся узлами воспроизводства ссудного капитала, его самовозрастания. Наличие долговой составляющей в себестоимости продукции представляется «платой» за стабильность такой экономической системы в целом. Если субъекты конкурентоспособности не выдерживают такой «платы», то неминуемо отбраковываются. В этом отношении не производство как таковое, не удовлетворение потребностей в товарах является структурообразующим фактором (однако, так может казаться достаточно долго, например, десятилетия экономики СССР, придавшей ссудному капиталу верховный конституционный статус, что неизбежно привело к торжеству ссудного капитала в настоящее время), а именно соответствие центральной идее структуры экономических отношений. В данном случае долговых отношений. Поэтому любые промышленные воспроизводственные цепочки даже в условиях государственного капитализма замыкаются на банковский сектор и стройными рядами вертикальных холдингов выстраиваются в соответствующий иерархический граф между банками и мелкими предпринимателями — подрядчиками этих вертикальных холдингов.

Как уже отмечалось, закредитованность традиционных отраслей вызывает необходимость поиска (в т.ч. научного) и создания новых объектов кредитования, а также перераспределительной политики (например, налоговой), которая заполняет разрывы воспроизводственного графа пока не готовы технологически новые субъекты конкурентоспосбности и этим не обеспечен экономический рост. «Знания», как уже обсуждалось, — достаточно проблематичная сущность для воспроизводства ссудного капитала. Поэтому возникает необходимость представления другого возможного воспроизводственного графа, где положение субъектов конкурентоспособности не определяется долговой нагрузкой и, шире, удовлетворяет теореме конкурентоспособности. Формирование представления о таком графе выходит за пределы настоящего исследования и пока следует лишь иметь ввиду его возможность. Это, в свою, очередь приводит к идее о том, что переход к новому графу может быть задан изменением состояния субъектов конкурентоспособности в части переосмысления ими своего отношения к парадигме «затрат» с учётом того, что государственное право хоть и возвело ссудный капитал в конституционный принцип, но его применение не является безальтернативным и остаётся прерогативой субъектов конкурентоспособности. Иначе говоря, даже в условиях монополизма кредитной валюты субъекты конкурентоспособности имеют возможность кооперации и обнуления затрат, оставляя кредитной валюте лишь расчётную функцию. Упомянутое переосмысление требует методического обеспечения.

§ 2. Методика измерения и коррекции конкурентоспособности

Обоснование принятия управленческих решений восходит к идеям, полученным в результате образования, управленческого опыта и покупки услуг управленческого консультирования. В последнее время в связи с развитием глобальных западных социально-деловых сетей как, например, LinkedIn.com, Xing.com, Viadeo.com становится возможно глобальное установление деловых контактов и обсуждение соответствующих проблем. Миграция в глобальную сеть делового программного обеспечения (программное обеспечение как услуга (SaaS)) дает возможность предприятиям выстраивать там взаимодействие между своими сотрудниками, клиентами и другими полезными людьми. Примером может служить Yammer.com как социально-деловая сеть для внутрикорпоративного взаимодействия. Однако, программное обеспечение не подменяет обеспечения методического, а может лишь в той или иной степени облегчить оперативное использование соответствующих методик.

Существование управленческого консультирования как предпринимательской деятельности и рынка слияний и поглощений в этой области (см., например, Equiteq.com) говорит как о недостатках делового образования, так и об эволюции подходов к собственно управленческому консультированию. Выделим три этапа такой эволюции:
1. Продажа клиенту отчёта внешнего консультанта.
2. Временное управление (Interim Management), осуществляемое опытным внешним консультантом.
3. Самоконсультирование.

Как следует из стадий этой эволюции отчёт необходимо ещё суметь претворить в жизнь, временное управление чревато утечкой чувствительной информации, а самоконсультирование требует как простоты, так и гибкости методического обеспечения. В связи с этим остановимся на самокосультировании и рассмотрим соответствующую методику.

Прежде всего необходимо задать вопросы о том, что известно о деятельности организации. Таких вопросов может быть примерно от шести. Ответы на вопросы составляют первичное знание об организации. Например, в известном стихотворении Р. Киплинга представлена аллегория знания именно в виде шести вопросов (Что? Для чего? Когда? Как? Где? Кто?) 1:

Расширю этот перечень и представлю его в таблице 1.

Таблица 1.


Необходимо определить местонахождение ответов (Таблица 2). Ответы могут быть в бумажных документах, файлах, папках, почтовых сообщения, на сайте и в т. п. местах.

Таблица 2.


Необходимо установить лиц и их контактные данные (консультантов, если необходимо), кто создаёт содержание (ответы) и имеет или может иметь знания о деятельности организации, чтобы уточнить ответы и их местонахождение (Таблица 3). Причём, эти люди могут быть на любом уровне иерархии и даже вне её, что может говорить об их сетевом распределении.

Таблица 3.


Представленные в таблице 3 сведения возможно интерпретировать как обобщённое описание технологии в её собственной терминологии. При этом «технология» как ответ на вопрос «как?» означает собственно описание технологического процесса, его нормирование как это принято у технологов. Этот и все остальные ответы означают наличие или отсутствие соответствующих сведений о наличии необходимого для производства (обнуления затрат на приобретение). Заполнив, например, две такие таблицы возможно сравнивать технологические альтернативы и альтернативы экономического развития с точки зрения их конкурентоспособности.

Рассмотрим, например, внедрённое изобретение 342597 «Способ обработки воротников и манжет швейных изделий» (Рис. 3), заявленное 02.11.1962 г., в котором предлагается использовать вместо прокладочных материалов полиэтиленовую плёнку определённой толщины, что влечёт не только снижение себестоимости по материалам (прокладочные материалы преимущественно импортные и дорогостоящие, а полиэтиленовая плёнка отечественная и дешёвая), но и повышение производительности труда, а также качество и долговечность изделий за счёт особенностей технологии.


Рис. 3. Телеграмма о выплате вознаграждения за внедрённое изобретение.

Если бы отечественная швейная промышленность широко использовала эту технологию в регионах выращивания и производства льна, то это могло бы повлечь развитие производства необходимых средств производства — ткацких станков, прессов, швейного и другого оборудования. Учитывая, что мир пошёл по пути использования дорогих прокладочных материалов, обнуление затрат и кооперация отечественных производителей обеспечило бы соответствующей отечественной отрасли глобальное превосходство.

При ненулевых затратах таблицу 3 следует преобразовать в таблицу денежных потоков (Таблица 4), по нарастающим итогам затрат и результатов которой возможно строить кривую конкурентоспособности, которая может принять вид кривой Гомперца и показать пределы развития технологии, технологические разрывы.

Таблица 4.


По неудовлетворительной точке кривой конкурентоспособности возможно выйти на соответствующий документ-основание и людей, его готовивших, нормализовать содержание документа, предусмотреть соответствующее повышение квалификации или узнать каких специалистов пригласить для коррекции конкурентоспособности. Однако, обнуление затрат и работа непосредственно с содержанием технологии является наиболее радикальным средством повышения конкурентоспособности.

Выводы по главе III

- Достижение субъектом конкурентоспособности пределов развития (затраты растут, а результаты нет) требует либо смены технологии, либо обнуления затрат кооперацией с поставщиками;
- Органам государственной статистики целесообразно в реальном времени иметь сведения о накопленной доли процента в цене отечественных товаров с тем, чтобы государство могло предвидеть пределы технологического развития в парадигме «затрат» и стимулировать производственную кооперацию;
- Патентную базу и налаживание взаимовыгодного сотрудничества субъектов конкурентоспособности с авторами изобретений следует рассматривать как важнейшие источники конкурентоспособности отечественной экономики.

Послесловие

Проведённое исследование конкурентоспособности позволяет сформулировать теоретико-практические выводы для нужд отечественных субъектов конкурентоспособности и отечественной экономики в целом:

1. Расширение экономической теории за пределы парадигмы «затрат» формулированием и доказательством теоремы конкурентоспособности позволяет уточнить ядро экономической теории (аксиомы, гипотезы, теоремы, следствия), рассматривать пределы технологического и экономического развития, прогнозировать их и планировать не только с точки зрения эволюции технологических укладов, обусловленной логикой развития капитала, но и существенно повышать конкурентоспособность традиционных для территорий России укладов, развивая бездолговые формы организации производства.

2. Логика развития капитала и долговой экономики, переход к технологическим укладам, в основе которых лежат знания, экономическая природа которых не может быть исчерпывающе описана в терминах долговой экономики, позволили уточнить пределы «конкурентоспособности» как максимальной (превосходной).

3. Методическое обеспечение конкурентоспособности, будучи реализованным в современном сетевом программном обеспечении, может замкнуть на себя как управленческие нужды частных субъектов конкурентоспособности, так и государства в части соответствующих статистических наблюдений, прогнозирования и планирования технологического и экономического развития России.

4. Наличие такой статистики конкурентоспособности позволило бы оценить состояние российской экономики и перспективы перехода к бездолговой воспроизводственной модели, актуальность которой обусловлена исчерпанностью долговой модели, экономической природой знаний, необходимостью обеспечения территориальной целостности Российской Федерации и процветания её граждан.

Литература

1. Алчевский Алексей Кириллович (1835-1901) — биография. — Режим доступа: http://goldpages.com.ua/pages/5224

2. Аристотель. Никомахова этика // Аристотель. Сочинения: в 4-х т. / АН СССР. Ин-т философии. – М., 1983. – Т. 4. – С. 53–293. – (Филос. наследие; Т. 90).

3. ГОСТ Р 53894-2010 Менеджмент знаний. Термины и определения. — М.: Стандартинформ, 2011. – 5 с.

4. Клепикова Е., Милютин А. История ипотеки в России с 1754 года до наших дней. — Режим доступа: http://rusipoteka.ru/istoria_ipoteki/ipoteka_istoriya/

5. Конституция 1906 года - главный Закон Российской империи. — Режим доступа: http://dorogiistorii.ru/rossiya-v-godi-pravleniya-nikolaya-ii-1894-1917/konstitutsiya-1906g.html

6. КОНСТИТУЦИЯ (Основной Закон) РОССИЙСКОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ
ФЕДЕРАТИВНОЙ СОВЕТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ Принята V Всероссийским съездом Советов в заседании от 10 июля 1918 года. — Режим доступа: http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/cnst1918.htm

7. Кропоткин П. А. Поля, фабрики и мастерские: промышленность, соединённая с земледелием, и умственный труд с ручным. Пер. с англ. / Предисл. В. В. Дамье, Д. И. Рублёва. Изд. 5-е, доп. — М.: ЛЕНАНД, 2014. — 288 с.

8. Крячков Н. Аксиоматика политической экономии без процента. – СПб.:
Издательство «ЮПИ», 2014. – 120 с.

9. Крячков Н. Л. Глобальный Сырьевой Резерв и общий язык энергетической безопасности / Материалы IV международной конференции «ЭНЕРГЕТИКА XXI: экономика, политика, экология», 13-14 октября 2011, СПб.

10. Крячков Н. Л. Глобальный Сырьевой Резерв и устойчивое сельское хозяйство. // Тезисы докладов 5-ой международной научной конференции Ирана и России по проблемам развития сельского хозяйства (Санкт-Петербург, 8-9 октября 2009 года). Приложение к научному журналу «Известия Санкт-Петербургского государственного аграрного университета» № 16. — С. 214.

11. Крячков Н. Л. Как измерить понимание текста и количество текстовых вирусов. // Инновации — 2002. № 8 (55) — окт. — С. 57-59.

12. Крячков Н. Л. Методология для перемен. // Инновации. — 2003. № 7 (44) — окт. — С. 84-87.

13. Крячков Н. Л. Метод проверки выполнимости и нормализации сформулированного действия. // Сборник научных трудов аспирантов и соискателей Санкт-Петербургского научно-исследовательского института физической культуры (Ежегодная аспирантская конференция 5-6 июня 2006 года). — Санкт-Петербург: СПбНИИФК, 2006. С. 111.

14. Крячков Н. Л. Многозначность посткризисной архитектуры глобальной валютной системы и ее интерпритация. // Финансовые рынки Европы и России. Устойчивость национальных финансовых систем: поиск новых подходов: сборник материалов III Международной научно-практической конференции. 18-19 апреля 2012 года. В двух частях. Часть II / под науч. ред. И. А. Максимцева, А. Е. Карлика, В. Г. Шубаевой — СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2012. — С. 281

15. Крячков Н. Л. Обмен, стоимость и экономика без процента. / Материалы международной научной конференции «Метаязык науки: лингвистика, математика, экономика» / Гл. ред. С. В. Лесников — Сыктывкар, 2012. — С. 336.

16. Крячков Н. Л. Текст, цивилизация и текстовые вирусы в науке и практике. // Инновации. — 2002. № 5 (52) — июнь — С. 47-56; № 6 (53) — июль — С. 61-66.

17. Ле Гофф Ж. Средневековье и деньги: очерк ист. Антропологии / [Пер. с фр. М. Ю. Некрасова]. – СПб.: Евразия, 2010. – 224 с.

18. Макклоски, Д. Риторика экономической науки. Второе издание [Текст] / пер. с англ. О. Якименко, науч. ред. перевода Д. Расков . - М.; СПб: Изд-во Института Гайдара; Издательство «Международные отношения», Факультет свободных искусств и наук СПбГУ, 2015 — 328 с.

19. Нечловодов А. От разорения к достатку. — СПб: Типография штаба войск Гвардии и Петербургского военного округа, 1906. — ? с.

20. Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеол. выражений / Рос. акад. наук. Ин-т рус. яз. им. В. В. Виноградова. — 4-е изд., доп. — М.: Азбуковник, 1999. — 944 с.

21. Приказ Минфина РФ от 27 декабря 2007 г. N 153н «Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету «Учет нематериальных активов» (ПБУ 14/2007)» (с изменениями и дополнениями) — Режим доступа: http://base.garant.ru/12158476/

22. Россия на пути к современной динамичной и эффективной экономике / под ред. академиков А. Д. Некипелова, В. В. Ивантера, С. Ю. Глазьева — М.: Российская академия наук, 2013 — 93 с.

23. Сахал Д. Технический прогресс: концепции, модели, оценки / Пер. с англ.; Под ред. и вступ. Статья А. А. Рывкина. — М.: Финансы и стаистика, 1985. — 366 с., ил.

24. Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов (Вступит. статья и коммент. канд. экон. наук Афанасьева В. С.) М. / Соцэкгиз. 1962. 684 с.

25. Фостер Р. Обновление производства: атакующие выигрывают: Пер. с англ. / Общ. ред. и вступ. ст. В. И. Данилова-Данильяна. — М.: Прогресс, 1987. — 272 с.

26. Шарапов С. Ф. Бумажный рубль (Его теория и практика) / С. Ф. Шарапов – М.:
Книга по требованию, 2011. – 166 с.

27. Шпет Г. Г. Внутренняя форма слова: этюды и вариации на темы Гумбольта. — Изд. 3-е, стер. — М.: КомКнига, 2006. — (Акад. фундамент. исслед.: АФИ. Философия.).

28. AGREEMENT ON ESTABLISHING THE SAARC FOOD BANK – 13 p. – Режим доступа: http://www.ifrc.org/Docs/idrl/N646EN.pdf

29. Bughin Jacques, Chui Michael and Manyika James. Clouds, big data, and smart assets: Ten tech-enabled business trends to watch. // McKinsey Quarterly. August 2010. – Режим доступа: http://www.mckinsey.com/insights/high_tech_telecoms_internet/clouds_big_data_and_smart_assets_ten_tech-enabled_business_trends_to_watch

30. Chavez offers more oil (by Staff Writer). // Stabroek News. July 23, 2010. – Режим доступа: http://www.stabroeknews.com/2010/archives/07/23/chavez-offers-more-oil/

31. Drucker Peter (Peter F. Drucker). The Age of Social Transformation. — The Atlantic Monthly; November, 1994; Volume 274, No. 5; pages 53-80.

32. Ellis Ashton. Venezuela, Iran & Russia: A VIRUS to American Foreign Policy. // The Center for Individual Freedom. – Режим доступа: http://cfif.org/v/index.php/commentary/45-foreign-policy/785-venezuela-iran-a-russia-a-virus-to-american-foreign-policy-

33. Enzlberger Nora, Birringer Thomas, Reifeld Helmut. Islamic Economic Thought and the Social Market Economy. Berlin – Abu Dhabi – Ankara. – Konrad-Adenauer-Stiftung e.V. September-October 2010, 11 p.

34. Germany 2020 // Deutsche Bank Research, October 3, 2007, 68 p.

35. Griffiths D. I say tomato… (adapted from an excerpt of the Ark report «Developing a High Performance KM Strategy») // Inside Knowledge. – Режим доступа: http://www.academia.edu/632551/I_say_Tomato

36. Hayek F. A. Denationalisation of Money -The Argument Refined. Thrid Edition. London: The Institute of Economic Affairs, [1990] - 144 p.

37. Karam Souhail. Saudi inflation pressures worries al Jasser. // Arabian Buisness.com. 26 September 2010 – Режим доступа: http://www.arabianbusiness.com/saudi-inflation-pressures-worries-al-jasser-351517.html

38. Kryachkov Nikolay. Text viruses. An introduction to «text viruses» — the human made infection that leads to mismanagement. // Future-Based Consultancy Solutions Business Magazine, international edition. Issue 2, 4th quarter. Brussels. 2006. — P. 10-11.

39. Learsy Raymond (Raymond J. Learsy). Food – America's Manifest Destiny. // The World Post. 06/19/2011 – Режим доступа: http://www.huffingtonpost.com/raymond-j-learsy/world-food-shortage_b_880020.html

40. Lietaer Bernard. The Terra TRC: A Global Complementary Currency to Stabilize the World Economy. January 14, 2010. - Режим доступа: http://www.lietaer.com/2010/01/terra/

41. Nikolay Kryachkov, a consultant with a new vision, creator of the «Knowledge Person» concept (interview with Nikolay Kryachkov). // Total Prestige. London, UK. Spring Edition, 2012, Vol 2/No. 2, p. 2.

42. Saudi to raise wheat reserves, boost storage. // Trade Arabia (business, news, information). January 16, 2011. – Режим доступа: http://www.tradearabia.com/news/FOOD_191877.html

43. Sitterley John (John Wayne Sitterley). The Russian Renaissance. // U.S. Government Relations, Lobbying and Public Affairs (Lobbyist - Lobbyists) group on LinkedIn. – Режим доступа: https://www.linkedin.com/groups/22294/22294-72977111

44. Stiglitz J. E. (Joseph E. Stiglitz) THE INVISIBLE HAND AND MODERN WELFARE ECONOMICS. // Working Paper No. 3641. NATIONAL BUREAU OF ECONOMIC RESEARCH. March 1991. 48 p.

45. Sutton Antony (Antony C. Sutton ), WALL STREET AND THE BOLSHEVIK REVOLUTION — Режим доступа: http://reformed-theology.org/html/books/bolshevik_revolution/

46. Tsui Eric, Wang W. M., Cai Linlin, Cheung C. F., Lee W. B. Knowledge-based extraction of intellectual capital-related information from unstructured data. – Expert Systems with Applications 41 (2014) 1315–1325.

47. Yunus Muhammad, Moingeon Bertrand and Lehmann-Ortega Laurence. Building Social Business Models: Lessons from the Grameen Experience. – Long Range Planning 43 (2010) 308-325.

(Все вышеизложенное подлежит редактированию)
----------
1 I keep six honest serving men
(They taught me all I knew);
Their names are What and Why and When
And How and Where and Who.

Tuesday, April 26, 2016

Теорема конкурентоспособности 2

Теорема конкурентоспособности 1

Н. Л. Крячков

Теорема конкурентоспособности

Глава II. Теорема конкурентоспособности и её доказательство

§ 1. Теорема конкурентоспособности


Было бы нелепо, например, вслед за статьёй Дж. Стиглица о невидимой руке и экономике благосостояния [44] по-русски рассуждать о конкурентных рынках (даже если они сами по себе неэффективны), об эффективном пути организации экономической деятельности и экономической политике прежде рассмотрения конкурентоспособности её субъектов — частных лиц, предприятий, государства, которые выходят на рынок с результатами своего труда. Даже если на рынках заключаются сделки на будущие поставки, речь идёт об отработанной технологии уже хорошо известного стандартного товара. В технологии же реализуются нововведения и, как следует из исследований природы этих нововведений [23; 25], макроэкономический и микроэкономический подходы здесь хоть и восходят к парадигме затрат, но существенно отличаются друг от друга и один к другому не сводятся, что приводит к затруднительности осуществления адекватной экономической политики в целом и научно-технической политики в частности.

Суть этих различий следующая:

- Технологический разрыв (Рис. 1), предшествующий появлению новой технологии, в которой результаты растут быстрее затрат, не является воплощением концепции маржиналистского равновесия, проявляется, как правило, внезапно, часто случайно, является следствием затрат, эффективность которых трудно, если вообще возможно прогнозировать (появится новая технология или нет). В определённой мере процесс смены или, точнее, достижения технологией своих пределов (когда затраты растут, а результаты нет) прогнозируем с помощью кривой Гомперца [25, с. 33, 86]. В любом случае, это микроэкономический уровень проблемы конкурентоспсособности и не все субъекты конкурентоспособности обладают культурой таких прогнозов.


Рис. 1. Технологический разрыв [25, с. 86].

Необходимо учесть и то обстоятельство, что речь идёт о затратах на приобретение факторов производства, т. е. об одном из способов их соединения, делающих эффективность производства относительной величиной. Однако, другие способы соединения факторов производства не обсуждаются, о чём свидетельствует наличие термина «затраты». При этом величина затрат отлична от нуля.

- Макроэкономика оперирует агрегированными производственными функциями, представленными изоквантами. Они показывают различные комбинации опять же отличных от нуля величин затрат (например, на труд и капитал) и не показывают результат экономической деятельности. В связи с этим экономическая политика может сводиться к странной и небезопасной с точки зрения перспектив технологического развития дилемме — развивать ли, например, механизацию производства или привлечь больше ручного труда мигрантов. Решение в пользу экономии капитала и, следовательно, предпочтение труда мигрантов часто очень соблазнительно, но технологически бесперспективно. К тому же, изокванты не всегда могут быть гладкими (Рис. 2), т. к. в разное время, например, при устаревании техники, на производство продукции может требоваться больше и труда, и капитала, что не соответствует концепции производственной функции в смысле движения по изокванте или её сдвига [23, с. 46, 47].


Рис. 2 Технология, относящаяся к различным периодам времени t1, t2, t3 [23, с. 47].

Вообще, идея «затраты — выпуск» малооперациональна. Наличие некого «чёрного ящика» между входными (затраты) и выходными (выпуск) параметрами системы является хорошей метафорой отсутствия соответствующего знания.

- Технология наиболее удобно рассматривается в терминологии её функционирования, т. е. технология есть то, что она делает [Там же, с. 46]. Это микроэкономическое удобство оборачивается трудностями в части агрегирования в целях макроэкономического анализа [Там же, c. 52].

Если рассматривать «конкурентоспособность» с точки зрения русского языка и провести словарное исследование [12], а именно это следует делать из-за неразрывной связи экономики и общества, то обнаруживается производственная сущность «конкурентоспособности». Связующим «производство» и «конкурентоспособность» как свойство («конкурентоспособный») оказывается «благо».

«Производство»:
1. См. Произвести (1. Сделать, выполнить, устроить; 2. Вызвать, осуществить; 3. Присвоить какой-нибудь чин, звание);
2. Общественный процесс создания материальных благ, охватывающий как производительные силы общества, так и производственные отношения людей;
3. Изготовление, выработка, создание какой-нибудь продукции;
4. Отрасль деятельности, вырабатывающая какую-нибудь продукцию;
5. Работа по непосредственному изготовлению продукции [20, c. 611].

«Конкурентоспособный»:
способный выдерживать конкуренцию, противостоять конкурентам [Там же, с. 290],
где
«конкуренция»:
соперничество; борьба за достижение больших выгод, преимуществ [Там же, с. 290],
где
«выгода»:
польза, преимущество [Там же, с. 111],
где
«польза»:
хорошие, положительные последствия, благо; выгода [Там же, с. 558].

«Благо» как «1. Добро, благополучие; 2. То, что даёт достаток, благополучие, удовлетворяет потребности» [Там же, с. 19] обращает нас к экономике благосостояния (WELFARE ECONOMICS) как это дословно сформулировано во второй части заголовка выше названной статьи Дж. Стиглица [44], но, как мы теперь видим, с точки зрения производства и производственной сущности конкуренции и конкурентоспособности, которые проявляются на рынке, но формируются в процессе производства, включая производство идей (науку).

Обращение к языку, который согласно Г. Шпету есть дух народа [27, с. 13], а также к географической локализации языка даёт возможность сделать важное наблюдение. Дело в том, что, разумеется, англоязычный американец Дж. Стиглиц обращается к классической метафоре «невидимой руки» А. Смита и говорит о том, что только в высшей степени идеализированных условиях рыночной экономике суждено быть эффективной по Парето 1 (имя ввиду соответствующие теоремы благосостояния), а на самом деле рыночные ошибки пронизывают всю экономическую жизнь 2. А. Смит свой фундаментальный труд «Исследование о природе и причинах богатства народов» начинает с главы о разделении труда как причине прогресса в развитии производительной силы труда [24]. Далее в книге 4, главе II «Об ограничении ввоза из-за границы таких продуктов, которые могут быть производимы внутри страны» он делает вывод: «Если какая-либо чужая страна может снабжать нас каким-нибудь товаром по более дешевой цене, чем мы сами в состоянии изготовлять его, гораздо лучше покупать его у неё на некоторую часть продукта нашего собственного промышленного труда, прилагаемого в той области, в которой мы обладаем некоторым преимуществом» [Там же, с. 333]. Микроэкономическое разделение труда, обусловленное технологическим развитием, обобщается до международного разделения труда, обусловленного скудостью ресурсов Англии (и, подобно ей, других ограниченных в ресурсах странах, к которым ни США, ни Россия не относятся), так и до экономической теории в целом (ставшей равнозначной для всех), основной язык которой по традиции английский. Далее в истории экономических учений превалируют интерпретации.

Это объясняет:

- развитие собственно англо-американского финансового капитализма Сити и Уолл-Стрит как производящего кредитный продукт и, поэтому, неэквивалентный обмен [8] в их пользу в мировой торговле под эгидой международного разделения труда и торговых соглашений;

- некритичность восприятия в России со времён Петра Великого английских экономических идей, воплотившихся в практике капитализма и социализма (в сущности, государственного капитализма, где трудовой народ как собственник средств производства почему-то получал не доход от их использования, а заработную плату, а в результате развала СССР и приватизации не изменил в этом отношении своего положения к лучшему, т. к. общенародная собственность не была надлежаще оформлена);

- людские и территориальные утраты России в XX веке по мере развития капитализма, включая череду государственных переворотов и фальшивых суверенитетов;

- возможность богатых ресурсами США выйти за пределы английской экономической науки, что затрудняется непреодолимой зависимостью США от английского языка;

- перспективу развития благосостояния народов России в общем пространстве русского языка и бездолговой конкурентоспособной экономики.

Учитывая, что формализация позволят лучше понять исследуемую конкурентоспособность, в т.ч. с количественной точки зрения, сформулируем теорему конкурентоспособности:

при величине затрат равной нулю эффективность не является относительной величиной и принимает значение максимальной конкурентоспособности.

§ 2. Доказательство теоремы конкурентоспособности и следствие из неё

В предыдущем разделе сформулирована теорема конкурентоспособности:

при величине затрат равной нулю эффективность не является относительной величиной и принимает значение максимальной конкурентоспособности.

Наличие аксиомы производства («производство экономично, если выпускает полноценный продукт, а необходимые для его производства части временно объединяются людьми так, что этим сводят затраты их приобретения к нулю» [8, с. 93]) и невозможность деления на ноль, т. к. при выражении а/0 не существует такого числа, которое при умножении на ноль даёт «а», на первый взгляд приводят к выводу, что понятие «экономическая эффективность», обычно понимаемое как относительная величина (соотношение эффекта и затрат), теряет свой смысл и, следовательно, исчезает возможность соответствующих расчётов. Это происходит в связи с тем, что «эффективность» как свойство («эффективный») — понятие достаточно нейтральное в отличие от «конкурентоспособности» как свойства («конкурентоспособный»). Слово «эффективный» не содержит словарной оценочной, т. е. качественной однозначности, которая, будучи исчисленной, может принять количественную форму.

«Эффективный»:
дающий эффект (во втором значении), действенный [20, с. 914],
где
«эффект»:
2. Действие как результат чего-нибудь, следствие чего-нибудь [Там же].

Как видно из формулировки этого значения, величина результата может быть различной — большей или меньшей, хорошей или плохой. Соответственно, «эффективность» также может быть количественно большей или меньшей, качественно — хорошей или плохой. Это закономерное следствие частного от деления, допустимого при ненулевой величине затрат.

Иначе с «конкурентоспособностью». Как было показано в предыдущем разделе, «конкурентоспособный» по связи значений «конкуренция» — «выгода» — «польза, преимущества» сводится к «пользе» и «преимуществам»,
где
«польза» — хорошие, положительные последствия, благо; выгода [Там же, с. 558],
а
«преимущество» в первом значении есть «превосходство» в сравнении с кем-нибудь или чем-нибудь другим [Там же, с. 583].

Не всё хорошее превосходно, а «превосходство» однозначно — преимущество [Там же, с. 579]. Также видно, что «эффективный» сходится с «конкурентоспособный» в результатах (то же, что и (по)следствие) — «результат, следствие» для «эффективный» и «хорошие, положительные последствия, благо; выгода; превосходство» для «конкурентоспособный».

Таким образом, при ненулевой величине затрат речь идёт о большей или меньшей, хорошей или плохой эффективности. Если эффективность в какой-то мере хороша или плоха, такова же конкурентоспособность. При нулевой величине затрат эффективность принимает значение максимальной (превосходной) конкурентоспособности.

Это приводит к следствию о поправке на технологию:

максимальная конкурентоспособность является свойством определённой технологии.

Поправка на технологию означает, что если полноценный продукт может быть произведён по определённой технологии с использованием меньшего количества имеющихся материальных и интеллектуальных ресурсов (при нулевой величине затрат на их приобретение) в сравнении с другими технологиями, то именно эта технология приводит к максимальной конкурентоспособности в данное время и в данном месте. Так можно сравнивать технологии, варианты научно-технического и экономического развития.

Покажу это на примерах. Существуют технологии посева и посадки зерновых, которые предполагают для этого разную технику. Предположим, что в определённой местности имеются дефицитные ресурсы — небольшие площади пахотных земель, малые запасы горючего и семян. Если сажать зерновые с определённым интервалом, то после всхода они начинают куститься, т. к. растения не угнетают друг друга и при прочих равных условиях одно посаженное семя, например, ячменя, может по английским данным 1876 года давать 105 стеблей и более 8000 зёрен [7, с. 95]. Такая экономия на масштабах производства влечёт необходимость более компактной техники, которая может быть использована для задействования так называемых неудобиц — земель которые обычно не используются в сельскохозяйственном производстве. Соответственно, это требует более тщательной культуры производства как техники, так и собственно сельскохозяйственных работ, а для этого требуется определённое образование. Если сравнивать это с необходимостью обширных полей, тяжелой техники, изрядного запаса горючего и семян для посевной технологии, то мы, в итоге, получим больший расход соответствующих ресурсов. С учетом географической локализации обширных полей преимущественно на юге России и транспортных издержек в регионы, не имеющие такие ресурсы, себестоимость зернового продукта будут выше, чем в местах локального производства зерновых.

Развитие трёхмерной печати различными материалами, включая металлы позволяет получать не только детали, производство которых другими способами неосуществимо, но и индивидуализировать производство, а также удешевить подготовку серийного производства, если оно оправдано по другим критериям. Географическая локализация и снижение себестоимости производства единичных изделий позволяет отойти от концепции абстрактного рынка (производства для неопределённого круга потребителей) и этим снизить полную себестоимость таких изделий, в т.ч. за счёт экономии на торговых посредниках и транспорте.

Выводы по главе II

- Нулевая величина затрат и локализация технологического развития позволяет достигать максимальной конкурентоспособности в самых разнообразных регионах;

- Наличие кредитной валюты не является препятствием достижения максимальной конкурентоспособности, если максимально используются местные ресурсы и правовые основания кооперативного труда, позволяющие обходиться без ссудного капитала;

- Описание технологии в её собственной терминологии в натурально-вещественных показателях позволяет сопоставлять научно-техническую и экономическую политику с местными ресурсами и не делает такую политику абстрактной;

- Дальнейшая формализация конкурентоспособности требует методического обеспечения.
----------
1 «We now recognize that it is only under highly idealized circumstances that the market economy is constrained Pareto efficient» [44, с. 40].

2 «But now that we see that market failures (in the sense of constrained Pareto efficiency) are pervasive, that they arise in all aspects of economic life...» [Там же].

Monday, April 25, 2016

Теорема конкурентоспособности 1

Н. Л. Крячков

Теорема конкурентоспособности

Содержание


Предисловие

Глава I. Тенденции и новые экономические явления, влияющие на понимание конкурентоспособности

§ 1. Тенденции, влияющие на понимание конкурентоспособности
§ 2. Новые экономические явления, влияющие на понимание конкурентоспособности
Выводы по главе I

Глава II. Теорема конкурентоспособности и её доказательство

§ 1. Теорема конкурентоспособности
§ 2. Доказательство теоремы конкурентоспособности и следствие из неё
Выводы по главе II

Глава III. Конкурентоспособность и воспроизводственный процесс

§ 1. Место конкурентоспособности в воспроизводственном процессе
§ 2. Методика измерения и коррекции конкурентоспособности
Выводы по главе III

Послесловие

Литература

Предисловие

Это исследование является продолжением изложенного в книге «Аксиоматика политической экономии без процента». За аксиомами должны последовать теоремы. Читатель определённо заметит смену языка, что, на мой взгляд, оправдано при обращении к теоремам и особенно к теореме конкурентоспособности, балансирующей, как мне представляется, теорию и практику. Изложение только теоремы конкурентоспособности и её доказательства было бы недостаточно из-за отсутствия соответствующей дискуссии по более широкому кругу вопросов. Поэтому для более широкого, хотя и кратко изложенного взгляда на конкурентоспособность понадобилось добавить некоторые исторические экскурсы, наблюдения и методические наработки, сгруппированные в три главы с двумя параграфами в каждой. Для подведения итогов по каждой главе сформулированы выводы. Послесловие содержит общие выводы.

Читателю желательно иметь ввиду, что проблематика бездолговой экономики, к которой относится это исследование конкурентоспособности, почти лишена дискуссии, но снабжена многочисленными подменами. Например, то, что дополняет сложившуюся систему объявляется альтернативой.

Дефицит именно теоретической дискуссии происходит возможно потому, что некоторые значимые исторический события получили бы иную трактовку, отличную от популярных, а будущее предстало бы более вариативным. Тем не менее, существует логика естественных ограничений на популярную экономическую парадигму — общеизвестный набор теоретико-экономических установок об экономическом росте, необходимой процентной ставке, инвестициях, перераспределении и т. п.

Глобализация актуализировала как ограниченность нашего мира в физическом смысле, так и в смысле понимания его экономического устройства. Это, в свою очередь, послужило хорошим поводом попробовать вслед за основаниями экономической теории уточнить и её саму. И кто знает, может предпринятые уточнения откроют нам совершенно другие возможности экономического бытия, о которых мы не задумывались, стремясь быть похожими друг на друга, что чрезвычайно обострило конкуренцию.

Вы можете откликнуться на это исследование, написав по адресам: nk700[@]mail.ru, nkryachkov[@]gmail.com.

Глава I. Тенденции и новые экономические явления, влияющие на понимание конкурентоспособности

§ 1. Тенденции, влияющие на понимание конкурентоспособности


Под тенденцией здесь буду понимать направление развития и рассмотрю основные вехи этого развития для нужд российских субъектов конкурентоспособности — частных лиц, предприятий, государства.

Судя по названию доклада Российской академии наук 2013 года «Россия на пути к современной динамичной и эффективной экономике» и определению конкурентоспособности экономики как одного из приоритетов долгосрочного социально-экономического развития, путь достижения должной конкурентоспособности ещё не пройден. Снижение издержек отмечено как первое, что необходимо сделать в деле повышения конкурентоспособности: «Повышение конкурентоспособности предполагает: снижение издержек и налаживание выпуска пользующейся спросом новой уникальной продукции, но, в то же время, закрытие неэффективных производств» [22, с. 47]. При этом в докладе отмечается отставание России от некоторых зарубежных стран по производительности труда от 3-4 до 10-12 раз [Там же, с. 84], а освещение мер денежно-кредитной политики закрывает возможность оценки доли накопленного по переделам процента в цене отечественных товаров как резерва повышения эффективности отечественного производства и, следовательно, его конкурентоспособности. Способы соединения факторов производства (земли, средств производства, труда, знаний, здоровья) без участия капитала (частного или государственного) не стали предметом фундаментальных исследований Российской академии наук. Такое положение неслучайно и имеет свою историю, основные вехи которой следующие.

Реформы Петра Великого принято рассматривать как модернизировавшие Россию. Однако, перед приходом Петра Алексеевича к власти Западная Европа оказалась в довольно драматичной ситуации технологического разрыва, т. е. периода смены технологий производства стали с древесного угля на уголь каменный. В Западной Европе сложился дефицит леса, что привело к усилению гегемонизма Швеции, имевшей достаточно и леса, и железной руды. Такая технологическая пауза была чревата финансово-экономическими потрясениями для Западной Европы. Поэтому культурно-управленческая экспансия Западной Европы в Россию, имеющую лес и руду, но по более низкой политико-экономической цене чем в Швеции, была обусловлена модернизационными потребностями Западной Европы [9]. Россия создала армию и флот, встроила в самодержавие некоторые западные институты, вышла на Балтику и стала торговать сырьём.

Спустя пол века, а именно в 1754 году, по инициативе графа П. И. Шувалова в России были созданы государственные дворянские банки — банки, в сущности, ипотечные, но в которых отсутствовал способ возврата денег [4]. Дворянина нельзя было лишить владения, а поскольку параллельно дворянским банкам действовали частные ростовщики, это соперничество государственного и частного кредитных секторов определило всю российскую политико-экономическую дискуссию и весь драматизм российской истории вплоть до развала Российской империи после 1917 года и развала СССР после 1991 года. Как писал А. С. Пушкин в поэме «Евгений Онегин»:

Бранил Гомера, Феокрита,
Зато читал Адама Смита
И был глубокий эконом,
То есть умел судить о том,
Как государство богатеет,
И чем живет, и почему
Не нужно золота ему,
Когда простой продукт имеет.
Отец понять его не мог
И земли отдавал в залог.

Задолженность дворянского землевладения неминуемо росла. К 1859 году было заложено 66% крестьян. Казна была защищена от разорения указом Александра II, которым прекращалась выдача ссуд из государственных кредитных учреждений под залог недвижимости. Потом был создан Государственный банк России, который занимался краткосрочными операциями и учётом векселей, но позже всё же появились частные кредитные учреждения, удовлетворявшие потребность в долгосрочных ссудах в целях развития железных дорог и промышленности [Там же]. В Россию пришёл частный промышленный и ссудный капитал, а неминуемый финансовый кризис начала XX века ускорил тенденцию политических притязаний ссудного капитала. В связи с этим характерен пример захвата одной из крупнейших в России, как теперь бы сказали, финансово-промышленной группы харьковского и донбасского предпринимателя А. К. Алчевского, владевшего третьим в Российской империи банком (после Петербургского частного и Московского купеческого банков), шахтами и сталелитейными заводами. А. К. Алчевский обратился к министру финансов С. Ю. Витте за облигационным займом, но министерство отказало. Предприятия А. К. Алчевского после его внезапной гибели перешли в руки его кредиторов — банкиров Рябушинских [1], известных также как видных деятелей одной из либеральных партий Государственной думы — учреждения, способствовавшего Февральской революции 1917 года.

В это же время теоретическая экономика ознаменовалась достижениями маржинализма и марксизма. Сущностные вопросы экономики стали подменяться риторикой математического языка в духе механико-астрономических систем И. Ньютона и классовой борьбы, тогда как давно высказанное Аристотелем положение: «…по общему уговору появилась монета; оттого и имя ей «номисма», что она существует не по природе, а по установлению (nomoi) и в нашей власти изменить её или вывести из употребления» [2, с. 156], как и положение Фомы Аквинского о том, что деньги не рождают деньги [17, с. 86], не вспоминались. В этой связи нельзя недооценивать риторику и литературность сочинений по экономике, отмечаемые в настоящее время Д. Макклоски: «Фигуры речи — не просто её украшения. Они думают за нас. Как утверждает Хайдеггер: Die Sprache spricht, nicht der Mensch (Говорит язык, а не человек). Тот, кто думает о рынке как о «невидимой руке», организацию труда рассматривает как «производственную функцию», а её коэффициенты считает «значимыми», как это делает экономист, налагает на язык большую ответственность» [18, с. 1] и далее: «С тех пор как был зажжён огонь греческой цивилизации это слово» («риторика») «использовалось и в более широком положительном смысле как название науки о том, как достичь целей посредством языка» [Там же, с. 2]. Понадобилось написать монографию «Аксиоматика политической экономии без процента» [8], чтобы представить почему не менялись исходные понятия политической экономии. Основные идеи монографии:

- Начиная примерно с XIII века после богословской критики «процента» в католицизме, «процент» все же сформировал как данность политико-экономическую картину мира, которая с XVII века была оформлена в неизменную в своих основах и поныне («процент», «капитал», «заработная плата»...) английскую политическую экономию. Удивительно, но с тех пор аксиоматика ряда наук была пересмотрена, однако никто не ответил на вопрос — как изменится политико-экономическая картина мира, если из её аксиоматики изъять основополагающую аксиому процента?

- Предпринята попытка не только теоретически осуществить такое изменение, обосновав и сформулировав аксиомы обмена, производства, потребления и воспроизводства в возможной политической экономии без процента, но и показать, иллюстрируя философией (Аристотель, Г. Г. Шпет) искусством живописи (Ж.-Л. Давид, В. М. Васнецов, Э. Сонрель, Э. Де Морган, Г. Джонсон, Р. Экман, А. Галлен-Каллела, И. Я. Билибин и др.), музыки (И. Ф. Стравинский, Н. А. Римский-Корсаков), кинематографа (Д. Беллисарио, О. Стоун) и литературы (Данте, А. С. Пушкин, А. А. Блок, Ж. Мореас, М. А. Булгаков, В. Ирвинг, У. Теккерей, Ч. Диккенс, Д. Чосер и др.), почему это не было сделано до сих пор. Вместе с тем, одно из основных положений монографии состоит в том, что если и строить новое здание экономической теории и практики на основе предложенной аксиоматики, то для этого нет необходимости вступать в конфронтацию с существующим политико-экономическим порядком вещей, разрушать его. Для этого в книге выдвинут тезис политико-экономического параллелизма истории, выведенный из критики П. А. Кропоткиным социального дарвинизма и его положения о трагедии истории.

- Основным методологическим приёмом выявления возможности формулирования аксиом политической экономии без процента явилось обращение к общелексическим словарным толкованиям «обмена» и «стоимости» в английском и русском языках. Оказалось, есть толкования как относящиеся к политической экономии с процентом, так и не относящиеся к таковой. Это согласуется с положениями лингвистической философии Г. Г. Шпета о том, что язык есть дух народов, а их дух есть их язык. Однако, английская политическая экономия процентом ограничила дух даже собственного народа. Путь к торжеству духа народов был закрыт не только средствами толкования слов, но и, например, переводом К. Маркса. В англоязычном издании «К критике политической экономии» речь идет о языке английских экономистов: «...in the language of the English economists...», а в русскоязычном советском: «...по выражению английских экономистов...» [Там же, с. 76]. Но выражение не всегда имеет языковую форму, что затрудняет путь к источнику знаний о духе народов и вариантах их экономической организации.

Поэтому экономическая дискуссия XIX свелась к тому в чьих руках будет регулирование ссудного капитала — государства или частных банкиров 1 и, следовательно, какова «справедливая» норма процента. К настоящему времени в этом смысле ничего не изменилось. Не изменилось по той причине, что в первой Конституции первого в мире государства рабочих и крестьян (РСФСР) 1918 года ссудный капитал оказался в конституционном поле, т. е. его статус повысился. В ст. 3д утверждалось: «Подтверждается переход всех банков в собственность рабоче-крестьянского государства как одно из условий освобождения трудящихся масс из-под ига капитала» [6]. Тогда как в Конституции Российской империи 1906 года упоминание о банках отсутствовало, а ст. 16 гласила: «Государю Императору принадлежит право чеканки монеты и определение внешнего её вида» [5]. Согласно исследования британского и американского экономиста и историка Э. С. Саттона бывшие российские частные банкиры были вовлечены в создание в 1922 году первого советского международного банка, иностранные участники которого представляли главным образом британский капитал 2. В последующих конституциях СССР и РФ понятия «кредит» и «банк» неизменно присутствуют, что породило гигантоманию зависимых от ссудного капитала корпоративных структур даже в тех отраслях, где технология допускала малые, весьма гибкие субъекты конкурентоспособности. Будучи вершиной воспроизводственной пирамиды, ссудный капитал (частный или государственный) способствовал лишь воспроизводству удовлетворяющих его субъектов конкурентоспособности, что приводило к нарастанию разного рода диспропорций в экономике — в СССР между группами производств «А» и «Б», в РФ между финансовым и сырьевым сектором и всей промышленностью, точнее её остатками. Также это привело к отсутствию должного внимания к структурам децентрализованным, как сейчас говорят — сетевым, на которые обратил внимание ещё П. А. Кропоткин в своей книге конца XIX века «Поля, фабрики и мастерские: промышленность, соединённая с земледелием, и умственный труд с ручным» [7], усмотрев новые явления, влияющие на понимание конкурентоспособности, которые отмечаются и в наше время. Рассмотрим их подробнее.

§ 2. Новые экономические явления, влияющие на понимание конкурентоспособности

Отмеченное выше внимание П. А. Кропоткина к вопросам децентрализации, особенно в связи с развитием средств связи, виртуализации сообществ, а также в связи с нововведениями актуализируется в современном внимании к экономической природе знаний.

С точки зрения продолжения выше приведённой тенденции современное внимание к так называемой экономике знаний (Knowledge Economy) или основанной на знаниях (Knowledge-Based Economy) обусловлено закредитованностью традиционных отраслей и поиском или созданием новых сфер потенциального кредитования и, следовательно, роста, включая приоритетные научные направления. Одной из таких сфер стал микрокредит [47], который, как правило, не обеспечен залогом и опирается на этику сообществ беднейших слоёв населения или на возможности коллекторов.

Однако, природа знания трудноуловима, что выражается в неоперациональной терминологии управления знаниями (Knowledge Management). Знания как информация обработанная и определённым образом структурированная неотделимы от их носителя — человека. Поэтому залог знания проблематичен, если вообще возможен. Ссудный капитал как и капитал вообще обнаруживает здесь свои исторические пределы — становится исторически переходящим. Проиллюстрируем достижения в области преобразования информации в знания примерами.

Согласно ГОСТ Р 53894-2010 «Менеджмент знаний. Термины и определения»: «2.13 знания (Knowledge): Набор данных и информации (с точки зрения некоторой определённой информационной технологии). Включает также различные комбинации новой технологии, производственного опыта, эмоций, верований, значений величин, идей, интуиции, любопытства, мотивации, стилей обучения, способности доверять, способности решать сложные проблемы, открытости, умения работать в компьютерной сети, коммуникабельности, отношения к риску, наличия духа предпринимательства. Использование знаний приводит к накоплению ценных активов, улучшает способность действовать и принимать эффективные решения. В отличие от формализованного знания (см. 2.7) существует знание неформализованное (см. 2.29). Оно также может быть индивидуальным и коллективным» [3, с. 3].

Как видно из этого определения «знания» уравниваются с «набором данных и информации», что не делает это определение операциональным. Его невозможно применить практически. Помещение общего определения «знания» (см. 2.13) после определения его разновидности (см. 2.7) лишь подтверждает неудовлетворительное качество государственного стандарта. Исторически это связано с заимствованием неудавшихся попыток стандартизирующих организаций некоторых стран (Американского национального института стандартов, Британского института стандартов, Европейского комитета по стандартизации, Стандартов Сингапура, Австралийских стандартов) создать нормализованную терминологию для управления знаниями. В результате, то, что не определено, невозможно измерить и использовать экономически.

Ежедневно офисы и цеха множества публичных компаний после рабочего дня покидает огромное количество работников — носителей знаний, унося эти знания домой. Но это обстоятельство никак не сказывается на падении капитализации этих компаний ночью.

Бухгалтерский учёт в части нематериальных активов имеет дело лишь с сущностями, считающимися отделяемыми от человека. Так, согласно Положения по бухгалтерскому учёту «Учёт нематериальных активов»: «4... к нематериальным активам относятся, например, произведения науки, литературы и искусства; программы для электронных вычислительных машин; изобретения; полезные модели; селекционные достижения; секреты производства (ноу-хау); товарные знаки и знаки обслуживания» [21].

Учитывая это обстоятельство, во время работы европейцев над терминологией управления знаниями для Европейского комитета по стандартизации и Британского института стандартов на портале ЕС KnowledgeBoard.com (в первые годы XXI века) мною было опубликовано словарное исследование и предложено определение «знания» (понимание действий в природных ограничениях, которые, как подразумевалось, определялись ответами на определённые вопросы) 3, отмеченное одним из французских экспертов как нормализованное (well-formed). На это определение был дан отзыв, сводящийся к констатации отсутствия двусмысленности в определении понятий, запрету петель («знания» как «умения», а «умения» как знания») и желательности построения альтернативной терминологии с другими целями и подходами, чем у Европейского комитета по стандартизации 4.

Однако, эти работы не были мною продолжены из-за незаинтересованности российских организаций в данной проблематике. Годы спустя появился выше приведённый стандарт РФ. Мною было лишь опубликовано несколько статей о ранее неизвестном явлении «текстовых вирусов» в управленческих документах, но это относится к более тонким методам повышения конкурентоспособности, нежели методы экономические [11; 13; 16; 38]. Как будет показано в третьей главе проблемно сформулированные документы-основания денежных потоков являются в настоящее время непосредственной причиной падения уровня конкурентоспособности.

Другим обстоятельством, которое также следует отметить, является статья П. Друкера, в которой речь идет о концепции «работающего со знаниями (Knowledge Worker)» [31]. Поскольку знания сопровождают их носителя не только в рабочее время, что делает понятие «рабочее время» устаревающим, мною была предложено понятие «знающая личность (Knowledge Person)». Однако, оно тоже не вызвала интереса в РФ, но было использовано в 2008 году в предвыборной характеристике кандидатом в президенты США Д. Маккейном губернатора Аляски С. Пэйлин. Также по поводу понятия «знающая личность (Knowledge Person)» мною было дано соответствующее интервью британскому журналу для высших слоёв общества [41]. Необходимо отметить, что консервативная риторика С. Пэйлин с обращением к ценности фермерства содержательно близока планам Американского республиканского исследовательского центра о создании бездолговой валюты (Debt-Free Currency).

Несмотря на незавершённость терминологических исследований проблематики «знания», учёные КНР активно работают в области основанного на знаниях извлечения из неструктурированных данных информации, относящейся к интеллектуальному капиталу. Например, статья коллектива китайских исследователей начинается со слов о потенциале, который определяет ценность и конкурентоспособность предприятия 5. Поиски «скрытых ценностей (Нidden Values)» [Там же] продолжаются. На мой взгляд поиски тщетные, т. к. согласно британскому исследователю Д. Гриффитсу не только нет единообразного определения «знания» и, следовательно, «экономика знаний/основанная на знаниях» означает разное для разных людей, с «управлением знаниями» ничего не получается 6, но и капитал обнаружил свои пределы, а централизацию теснит децентрализация и сетевые структуры кооперативного труда, на что, как уже указывалось, более ста лет назад обращал внимание П. А. Кропоткин [7].

Некоторые современные исследования подтверждают его предвидение. Например, в статье сотрудников американской компании, занимающейся управленческим консультированием McKinsey & Company отмечается, что многосторонние деловые модели создают ценности через взаимодействия среди многочисленных игроков, нежели традиционное взаимодействие один на один и соответствующий информационный обмен 7. В исследовании Deutsche Bank «Germany 2020» отмечается, что в 2020 году до 15% (в 2007 году эта величина составляла около 2%) увеличится доля так называемой «проектной экономики», которая имеет отношение к временным чрезвычайно кооперативным глобальным процессам создания ценностей 8.

Вместе с тем, наблюдения показывают, что в этих условиях в мире появляются признаки прототипов бездолговых валют. Отсутствие же процента в цене товара делает его принципиально конкурентоспособнее товара, производимого с участием ссудного капитала и соответствующих отношений.

При рассмотрения подобных признаков не следует относить к таковым «исламский банкинг». Например, Фонд Конрада Аденауэра посвятил этому статью, в которой показывается, что запрет «процента» в Исламе не мешает таким банкам как Citibank или Deutsche Bank предлагать свои финансовые продукты на исламских рынках, что и приводит к росту исламских финансов 9. Поэтому к новым явлениям следует отнести следующие прототипы бездолговых валют:

- бартерную схему для стран Центральной Америки [30];

- строительство в Саудовской Аравии мощностей хранения основных продуктов питания и «города экономики знаний (Madinah Knowledge Economy City) в Медине» при участии саудовского продовольственного конгломерата The Savola Group (Mile.org), что видимо объясняется объективными инфляционными трудностями в экономике королевства и возможностями попробовать приобщиться к знаниевой проблематике [37; 42];

- планы США по созданию «OGEC» (Organization of Grain Exporting Countries — Организации стран-экспортеров зерна) в составе США, Аргентины, Австралии, Бразилии как инструмента противодействия ОПЕК [39];

- соглашение стран Южно-Азиатской Ассоциации Региональной Кооперации (SAARC) в составе Афганистана, Бангладеш, Бутана, Индии, Мальдив, Непала, Пакистана, Шри-Ланки о создании продовольственного банка, доли в котором исчислены в продовольственном зерне;

- заявления Таиланда о необходимости резервирования своей национальной валюты рисом [28];

- заявление Американского республиканского исследовательского центра о создании бездолговой валюты (Debt-Free Currency) 10;

- обнародование одним из создателей европейской валютной системы технико-экономической схемы частной глобальной бездолговой валюты «The Terra Trade Reference Currency» [40], обеспеченной корзиной основных природных ресурсов, чему предшествовал тезис австрийского экономиста Ф. фон Хайека о нестабильности, присущей кредиту [36, c. 92];

- российский проект бездолговой валюты «Глобальный сырьевой резерв (ГСР)» [9; 10; 14; 15].

Ось, простирающаяся от Карибского моря через Ливию, Украину, Россию, Сирию, Иран, Индию и до Индокитая включительно, представляется вместилищем новых явлений, которые могли бы перерасти в институты бездолговых валют. Во внешнеполитической риторике США часть этой оси названа «VIRUS (Венесуэла, Иран, Россия)» и считается угрозой для США [32]. Однако, учитывая западные планы создания бездолговых валют, речь видимо идёт об угрозе первенства в принципиальном повышении конкурентоспособности путём снижения или исключения роли ссудного капитала. Это, возможно, объясняет эскалацию конфликтов в этих регионах, в т.ч. в целях установления подконтрольных политических режимов и доступа к природным ресурсам, которые могут служить обеспечением таких бездолговых валют.

Всё это актуализирует необходимость формализации конкурентоспособности, что позволило бы лучше понять её природу и осуществлять соответствующие расчёты в целях своевременного принятия обоснованных решений российскими субъектами конкурентоспособности.

Выводы по главе I

- Глобализация ограничила развитие ссудного капитала как «вширь» (глобальные финансовые рынки), так и «вглубь» (микрокредит беднейшим слоям населения);

- Знания, если и будут формализованы, по своей природе не могут служить залогом, чем сущностно ограничивают перспективу развития как ссудного капитала, так и капитализма в целом;

- Борьба за первенство в повышении конкурентоспособности обостряется и имеет географическую локализацию;

- Необходима формализация конкурентоспособности.
----------
1 См., например, книги А. Нечловодова «От разорения к достатку» и С. Ф. Шарапова «Бумажный рубль (Его теория и практика)» [19; 26].

2 «Several years later, in the fall of 1922, the Soviets formed their first international bank. It was based on a syndicate that involved the former Russian private bankers and some new investment from German, Swedish, American, and British bankers. Known as the Ruskombank (Foreign Commercial Bank or the Bank of Foreign Commerce), it was headed by Olof Aschberg; its board consisted of tsarist private bankers, representatives of German, Swedish, and American banks, and, of course, representatives of the Soviet Union. The U.S. Stockholm legation reported to Washington on this question and noted, in a reference to Aschberg, that «his reputation is poor. He was referred to in Document 54 of the Sisson documents and Dispatch No. 138 of January 4, 1921 from a legation in Copenhagen.» The foreign banking consortium involved in the Ruskombank represented mainly British capital. It included Russo-Asiatic Consolidated Limited, which was one of the largest private creditors of Russia, and which was granted £3 million by the Soviets to compensate for damage to its properties in the Soviet Union by nationalization. The British government itself had already purchased substantial interests in the Russian private banks; according to a State Department report, «The British Government is heavily invested in the consortium in question»» [45].

3 «knowledge – the facts or experience known by a person..;
knownidentified;
identify – to understand..;
understand – to know and comprehend the nature or meaning of, to know what is happening or why it is happening..;
happen – to be or do something;
actiondoing something for a particular purpose.
Thus understanding of action within natural limitations is knowledge. We are always limited in our actions and can not act beyond nature, space, time, something or someone else... are our natural limitations».

4 «I like very much your approach. I would call a terminology based on this approach a «well–formed» terminology. At first, you try to define without any ambiguity a list of core concepts. Then other concepts are based on these definitions. Loops are forbidden (e.g. «knowledge» defined by the concept «skill» and «skill» defined by the concept «knowledge»). This approach is to me very meaningful. I encourage you to participate to the different on line events dedicated to the KM terminology in order to present this approach. Morevoer, you can use the «SIG theory and terminology» to diffuse your definitions for other concepts. I would appreciate to have an alternative terminology with other objectives and based on a different approach than the CEN's one».
(Philippe Perez, France, from the reply to the Nikolay Kryachkov’s proposal at knowledgeboard.com)»».

5 «Intellectual capital (IC) as a whole refers to the total resources and potential that determines the value and competitiveness of an enterprise» [46, с. 1315].

6 «So to conclude, the KM leader is dealing with a field where knowledge is ill defined, the knowledge economy means different things to different people and there is not an agreed definition for KM itself. And KM experts wonder why KM is failing and why there is so much dissatisfaction with the concept» [35, с. 29].

7 «Multisided business models create value through interactions among multiple players rather than traditional one-on-one transactions or information exchanges.» [29, с. 11].

8 «In 2020, the «project economy» delivers 15% of value creation in Germany (in 2007 the figure was about 2%). The «project economy» refers to usually temporary, extraordinarily collaborative and often global processes of value creation» [34, с. 1].

9 «...the strong growth of Islamic finance is not based upon the newly founded Islamic banks but on the fact that major Western actors such as Citibank or Deutsche Bank have begun offering their products in the Islamic markets, or that conventional banks have been restructured and turned into Islamic banks» [33, c. 5].

10 «Policy Outcomes: The outcome of policies from this report is quite simple and profound. Again, put your finger on a map and run a line from Australia, the United States, Europe and the Russian Federation. This is your defensive line against the expansion of Communist China and the expansion of Radical Islam. Conjecture: Should the austerity measures fail and the central banking system of America and Europe collapse a financial vacuum will occur. A «Debt-Free Currency» should be established at that point if not sooner… If a collapse were to happen, the central banks representing Islam would likely fill the void and quite possibly use the Yuan as its medium of exchange. Europe, America and Russia would be plunged into a 21st century Medieval Period and the Mongol and Muslim Horde that first started beating down the walls of the Byzantium Empire in the 1200’s would have fully routed Europa and absorbed her wealth. Survival depends on the Alliance of the Western World. The history of Bulgaria from the Ottoman Empire reinforces this hypothesis.»

Wednesday, April 20, 2016

У постмарксизма не женское лицо

Сообщают, что г-жа Макклоски в Москве рассказала о своей парадоксальной теории капитала:

"Финансовый капитал сегодня — это люди и инновации. А государство не может владеть тем, что находится в вашей голове. Именно в этом и заключается глубинное устаревание марксистской экономической теории."



Да, государство не может. Оно много чего не может. Говорят, не может эффективно управлять. Но хотел бы я видеть банкира или вообще капиталиста, который сможет оприходовать в качестве залога то, что в Вашей голове. Какой финансовый капитал и капитал вообще?

В связи с этим с нетерпением ждем стратегических изречений одного из лучших министров финансов в мире - г-на Кудрина (см. "Кудрин согласился стать председателем совета Центра стратегических разработок").

Как хорошо без женщин и без фраз Вертинский


Saturday, April 16, 2016

Андернахер штрассе

Один знакомый, живший очень давно в Берлине, рассказал мне недавно про Андернахер штрассе. Действительно, есть там такая улица - Andernacher Straße. Это почему-то навеяло мысли о фальшивости очень многого вокруг и усилиях некоторых лиц создать иллюзию непреодолимого желания в эту фальшь вписываться. Именно иллюзию, т.к. кто же в здравом уме будет заниматься наукой, которая на самом деле зиждется на плагиате и торговле статусами, консалтингом, который консалтингом не является, политикой, которая от начала до конца - дурная постановка, писательством в качестве "литературного негра" и т.п.? И чем больше фальши, тем отчетливее субъективное ощущение близости абсолютной ничтожности, т.е. нуля. Как выясняется, о близости к нулю говорят и экономические оценки, претендующие на объективность. В связи с этим, возможно, мой знакомый и упомянул ту немецкую улицу, намекая, что фигуральное нахождение там не такой уж плохой вариант, тем более, что он имеет реальное измерение, т.е. не фальшив.

Вспомнилось также как в мае 2012 г. была анонсирована открытая для всех конференция про идеологию Евразийского союза. Я тогда подготовил доклад о русском языке с использованием истории про фанариотов. Однако, организатор конференции г-н Степанов (пишут о его чудесном превращении из комсомольского активиста в активиста православного) слова мне не предоставил. Вообще, это не проблема. Если бы он сообщил заранее, я бы туда не пришел. Но там на моем пути появился, как я понял, член Союза художников г-н Вассоевич и предложил мне безальтернативный вариант на выбор (так у них принято), если уж я пришел что-то сказать - пройти вместе с ним. Пока на радио.



Так я оказался на радио в компании трех профессоров-историков и экспромтом излагал про русский язык, экономические понятия и т.п. Вот как это звучало, причем, г-н Вассоевич, видимо, будучи в приподнятом настроении, посмеивался над моей "ношей" эксперта коррупциогенности по линии Минюста РФ. Конечно, какой дурак бесплатно помогает государству хоть чем-то? Я тогда подумал, что г-н художник весь расклад не видит. И ладно...

Н. Л. Крячков в передаче "Исторический клуб", май 2012 г.



Но я оказался последователен. Потом состоялась презентация основных идей будущей книги "Аксиоматика политической экономии без процента", потом появилась сама книга, а недавно состоялась ее презентация в Библиотеке РАН. Но господа профессиональные патриоты сделали вид, что ничего этого не было. Очень реальная версия, что это из-за того, что как и 30 лет назад я не предоставляю материал для плагиата и вообще нельзя сказать: "мы пахали". Нет, пожалуйста, я даже предлагал разным людям сделать открытый теоретический семинар по бездолговой экономике. Никому не надо. Проще пускать слезу о непростой судьбе Родины и гневно обличать происки Госдепа... Тем более, это востребовано заказчиком.

Идеология же Евразийского союза нужна для формированием повестки МИДа, т.к., как следует из доклада г-на Кобякова, успехи управления РФ выражаются в устойчивом стремлении к нулевой доле в экономическом мировом раскладе.

А.Кобяков: О месте России в экономическом мировом раскладе



Вывод г-на Кобякова, что ежели стремимся к нулю, то надо блокироваться с другими странами - странный своей непосредственностью.

Во-первых, кто же будет блокироваться со стремящимися к нулю?

Во-вторых, экономика имеет языковую понятийную основу. Сейчас англосаксонскую. Кому и для чего в связи с этим нужна РФ с адаптированной для полицейской чересполосицы англосаксонской экономической моделью в условиях когда нет евразийского языка? Опыт КНР не доложен вводить при этом в заблуждение, т.к. слухи о конце Британской империи сильно преувеличены. Это при таком-то распространении английского языка?

А если так, то есть ли альтернатива созданию в РФ бездолговой параллельной валюты, например, зерновой (молчу уже про ГСР, который давно уже мог бы быть в РФ) и воспроизводственному процессу, где факторы производства исключают капитал и соединяются без его участия?

Вопрос риторический...

Тут мне болгары показали статью "Краят на парите и бъдещето на икономиката" (Конец денег и будущее экономики), где речь идет о бартере, основанном на использовании альтернативных платежных средств, которые не имеют статуса официального платежного средства:

"Бартер, базиран на използването на алтернативни платежни средства, които нямат статут на официални платежни средства".

Я бы не употреблял слово "платеж" в связи с этим, но любопытно. Особенно, в связи со ссылкой на источник: Russian economic society.

Если это Русское экономическое общество им. С. Ф. Шарапова с г-ном Катасоновым во главе, то могу предположить, что никто в Болгарии по лекалам этого общества ничего прежде РФ делать не будет.

Что же касается патриотического художественного творчества, могу сказать, что тактика г-на Касторского очень даже правильная.

Буба на допросе (из х.ф. Новые приключения неуловимых)


Thursday, April 14, 2016

Петропавлович и посткроссинг

Путешествие Петропавловича из Москвы в Петербург

Ответ на запрос наконец-то появился в электронной почте. До этого Петропавлович решил узнать почему пригласившее контактировать лицо куда-то пропало после принятия приглашения? То есть пропало у Петропавловича — он не мог видеть профиль этого лица, Петропавлович же, похоже, оставался виден сетевой невидимке. Такое уже случалось и ранее, но вместе с порядком надоевшими кликами на кнопках «принять приглашение», фальшивостью всех этих «контактов», из которых хорошо если один на несколько сотен разовьётся в какую-то переписку, «профилей», которые, судя по фото, совсем не профили, а анфасы... ах да, «профиль» — это биографическая справка или, точнее, даже очерк... В общем, то ли раздражение накопилось, то ли ещё что-то и Петропавлович обратился в службу поддержки с вопросом о пропавшем контакте.

- Спасибо за обращение к нам, — ответила служба поддержки, — кто-нибудь из нашей команды вскоре свяжется с Вами.
- Посмотрим, что они ответят, — подумал Петропавлович.

Ответили быстро.

- Приветствую, Пётр Павлович! Спасибо за письмо об этой проблеме. Меня зовут Нефертити...
- Ну и имя! — удивился Петропавлович.
- ...Я буду счастлива помочь Вам сегодня. Причина, по которой Вы не можете больше видеть профиль этого лица состоит в том, что статус его профиля изменился, например, вследствие закрытия аккаунта или отзыва приглашения на присоединение...
- Так уже соединились! В одностороннем порядке что ли отзыв — ты меня видишь, а я тебя нет? — мысленно пререкался с письмом Петропавлович.
- ...По соображениям приватности, — лукаво продолжала Нефертити, — я не могу раскрыть нынешний статус того профиля, но, забегая вперёд, впредь советую принимать приглашения от людей, которых Вы знаете и кому доверяете.
- Вот так! Ещё и мораль прочитала. Людей... Кто их знает, люди там за монитором или кто?

Надо отметить, что Петропавлович не верил в искусственный интеллект. У него на этот счёт была собственная теория. В сущности, она сводилась к незатейливому принципу — если бы был создан искусственный интеллект, умеющий брать взаймы и отдавать с процентом, вопрос с человечеством был бы решён радикально, а все эти победы над людьми в шахматы — это несерьёзно. Игра ведь искусственная...

- Надеюсь эта информация помогла Вам, Майкл. Пожалуйста сообщите, если у Вас ещё будут вопросы. Я буду счастлива ответить на них. Приятного понедельника! — дежурно подытожила Нефертити.
- Она точно робот. Про Майкла чего стоит! — заключил Петропавлович и подумал, что напрасно потерял время.

Но время никогда не теряется, ибо невозможно вне событий, а сети ими были наполнены до отказа восприятия. Где-то сети были «плоские» с одноуровневыми контактами, где-то иерархические, в которых нанятым писателям заранее предоставлялась возвышенная позицию и оттого их возвышенный пафос был не столько из-за превосходства в содержании и стиле, сколько из-за изначального возвышения над остальными людьми: «Слушайте слово правды, безмозглые, на самом деле дела обстоят так!..» Дальше, по обыкновению, транслировалась политинформация. Было в этом возвышении одних над другими что-то неизменно человеческое, но не такое как раньше.

Когда Петропавлович учился в начальной школе, политинформация была раз в неделю по вторникам. Мальчикам и девочкам поручалось сменяя друг друга рассказывать новости по вырезкам из газет, которые вменялось выписывать за деньги родителей, как и покупать марки организаций по спасению от воды и прочих катаклизмов. Теперь же политинформация осуществлялась круглосуточно и почти по всем сетям одновременно. Говорят, это неизбежное следствие высокого уровня жизни. В кредит, разумеется. Стирание, так сказать, различий сначала между городом и деревней, потом между писателями и политинформаторами при том, что предназначенные в должники никогда не могут стать политинформаторами. Только грешники. А если всё же никому не должен, вообще потерян для этого общества. Не могут же, в самом деле, все быть неправы!..

Петропавлович открыл следующее письмо. Оно было явно серьёзнее. Хронологически после спора в сети, но от лица неизвестного...

- Пётр Павлович, с праздниками Вас! Я слушал национальные новости и заметил недавнее падение национальной валюты в Вашей стране. Один из способов защитить Ваши сбережения — это конвертация их в золотые деньги. Моя компания предлагает уникальную возможность защитить Ваши тяжело нажитые средства, конвертируя их из рублей в золотые деньги на Вашем приватном офшорном счёте, что защитит Ваши сбережения от инфляции и девальвации.

Петропавлович пробежал глазами заголовки письма и предложенную его автором ссылку на присоединение к его компании. Фамилия автора была хищная.

- Пожалуйста дайте знать, если у Вас есть какие-то вопросы. Я здесь, чтобы помочь Вашему успеху. Надеюсь у Вас будет всё хорошо в этом году! Посмотрите мой профиль и пришлите запрос на присоединение. Добро пожаловать всем друзьям всего мира! Пока.
- Это явно не робот, но тоже какой-то фараон, — с усмешкой подумал Петропавлович и заглянул в профиль корреспондента.

Петропвлович не ошибся. Профиль кроме ожидаемых сведений о принадлежности его владельца к миру финансов и инвестиций выдавал неожиданное про принадлежность к войнам за деньги, причём, к войнам не беловоротничковым, а цвета хаки.

- Спасибо за поздравление и предложение! Вы очень добры и Ваш профиль впечатляет! Но что у нас общего? — вежливо ответил на письмо Петропавлович.
- Привет, Пётр! — уже фамильярно ответил корреспондент, повторив вопрос об «общем» и продолжив развивать свою мысль, — мы оба живём на этой удивительной планете, мы оба мужчины, мы оба любим Бога...
- Ничего себе!... — тихо оторопел Петропавлович.
- ...Мы оба дышим одним воздухом...
- Ну это уж вряд ли, если фигурально, — мысленно полемизировал Петропавлович.
- ...Мы оба любим наши семьи или большую их часть...
- Проблемы что ли у него в семье?
- ...Мы оба занимаемся делом, зарабатываем деньги, мы оба делаем действительность лучше чем она была до нашего прикосновения к ней, мы оба заботимся и имеем предназначение...
- Странно. И ведь не пастор, суда по профилю, — продолжал читать письмо Петропавлович.
- ...Мы оба чувствуем сердце одного солнца и мы оба дотягиваемся до людей, если называть то, что у нас общего. Я заметил нечто особенное в твоём профиле — «мыслительный центр в одном лице» — звучит фантастично и впечатляющее. Однако, это влечёт одну трудность — «в одном лице» требует «других» лиц для «мозгового штурма». Я именно тот «другой». Благодарю за запрос на присоединение и ценю твой ответ на моё письмо, которое, надеюсь, ты рассмотришь, мой друг.

Петрпавлович закрыл почту, выключил компьютер и задумался. Мысль кружилось вокруг некого образа сети, который он едва ли мог уловить. Иерархические сети или нет — не так важно. А что тогда? Политинформации? Тоже вряд ли. Это скорее дань текущей ситуации. Даже вяло текущей... Что же? А с чего это всё началось? С удобства самообновления записных книжек, вынесенных в сеть, когда смена контактных данных знакомого человека не влекла потерю контакта? Петропавлович прилёг на диван, закинул руки за голову и прикрыл глаза...

То далёкое ленинградское лето детства было по-южному тёплым. По краям дорог и тротуаров невидимый дворник взмахами своей метлы аккуратно перемещал россыпи засохших скрученных листьев. Они изредка невысоко взлетали и снова опускались на потрескавшийся асфальт. Машин было мало. Людей тоже. Петя шел из кино с «Неуловимых» в окружении мамы и Нины Александровны. Сахарная трубочка за пятнадцать копеек не спеша поглощалась Петей, а мама и Нина Александровна о чём-то беседовали. Петя знал, что кроме соседства с Ниной Александровной у них не было ничего общего. Она была добрая женщина, несколько старше Петиных родителей, работала поварихой и любила какого-то очередного грузинского князя. От слова «князь» да ещё грузинский у Пети захватывало дух, но он не пытался в этом разобраться, как не пытался оттащить сибирского кота Никиту, принадлежавшего поварихе, от двери в подъезд, чтобы через него не перешагивать, когда он грелся на солнышке. Через Никиту перешагивали все и выглядело это актом какого-то кошачьего доверия людям. Люди отвечали коту тем же и не тревожили.

Когда наступали праздники, отзывчивая Нина Александровна помогала разжиться баночкой растворимого кофе или чем-нибудь посущественнее. И делала она это с радостью, что подтверждалось совершенно невероятным — она писала поздравительные открытки соседям и опускала их в почтовые ящики на лестничной клетке. От чистого сердца. Такая тогда была вокруг Пети сеть, по крайней мере, один из её фрагментов.

Прошло время. Кота Никиту украли. Очередной грузинский князь съехал от Нины Александровны. Через некоторое время не стало и её самой. Петропавлович не запомнил этот момент. Просто в почтовом ящике не стало больше появляться подписанных Ниной Александровной поздравительных открыток. Этот сетевой вакуум стал заполняться навязчивыми проповедями вперемежку с рекламой подвесных потолков и моментальных займов. Петрпавлович заснул и ему приснилась замечательная сеть, в которой люди посылают друг другу открытки — посткроссинг. Посылают просто так, чтобы если не увидеть самого корреспондента, то увидеть его руку, как он пишет... Да и сама открытка, её оригинальность там ценится. Петрпавловичу казалось, что это совершенно другая планета.