Search This Blog

Wednesday, February 12, 2020

Бегун

Без запятых и скобок точно
Погиб для мира потребленья
Бегун. Стоит на старте прочно,
В душе лелея вдохновенье.

Оно подымет выше строчек
До взлёта быстрое движенье,
Что даже камеры слеженья
Не отследят победы почерк.

Friday, January 17, 2020

Н. А. Вознесенский и бездолговая экономика

Н. Л. Крячков

Н. А. Вознесенский и бездолговая экономика

В соседнем доме окна жолты.
По вечерам - по вечерам
Скрипят задумчивые болты,
Подходят люди к воротам.
И глухо заперты ворота,
А на стене - а на стене
Недвижный кто-то, черный кто-то
Людей считает в тишине.
Я слышу всё с моей вершины:
Он медным голосом зовет
Согнуть измученные спины
Внизу собравшийся народ.
Они войдут и разбредутся,
Навалят на спины кули.
И в жолтых окнах засмеются,
Что этих нищих провели.

(Александр Блок «Фабрика», 1903 год)


Окончив в 1985 году планово-экономический факультет Ленинградского финансово-экономического института, носившего имя Николая Алексеевича Вознесенского ((1903 - 1950), первого заместителя Председателя Совет Народных Комиссаров (заместителя Председателя Совета Министров) СССР, члена Государственного комитета обороны СССР, Председателя Госплана СССР, члена политбюро ЦК ВКП(б), доктора экономических наук, академика АН СССР и расстрелянного по «Ленинградскому делу» в 1950 году) не могу сказать, что изучал его наследие. Нам его почему-то не преподавали. Единственно, помню его племянника Эрнеста Александровича Вознесенского, который работал в ЛФЭИ на кафедре финансов. У нас он не преподавал.

Шли годы. Упразднение Советского Союза сверху и потребности новой России привели к повторному насилию над именем Н. А. Вознесенского. Оно исчезло из названия образовательного учреждения, примерившего на себя одежды государственного экономического университета, объединившего вместе с бывшим ЛФЭИ еще два института и, как это видится со стороны, специализирующегося преимущественно на международных отношениях. Изучается ли там наследие Н. А. Вознесенского? Об этом можно судить по вышедшей в 2018 году в издательстве «Наука» книге «Академик Н. А. Вознесенский. Сочинения. 1931 — 1947». Составитель кандидат экономических наук Лев Александрович Вознесенский, который приходится братом Эрнесту Александровичу (оба были репрессированы) и, соответственно, племянником Николаю Алексеевичу Вознесенскому. Предисловие к книге написал не ректор СПбГЭУ профессор И. А. Максимцев, а академик РАН А. Д. Некипелов.

Любопытно, что в статье «К сведению читателей», предваряющей книгу, Л. А. Вознесенский отмечает в связи с работой Н. А. Вознесенского «Военная экономика СССР в период Отечественной войны»: «...Сталин, более года продержав у себя рукопись и сделав в ней немало, в том числе полезных поправок, изменил и ее авторское название — «Военная экономика СССР (Политическая экономия Отечественной войны)». В литературном отношении получилось не очень удачно (военная... в войне), но зато — среди возможных прочих соображений — была снята авторская «претензия» на научное (политическая экономия!) обобщение представленного в ней огромного фактического материала» (1, с. 4). Далее Л. А. Вознесенский пишет о том, как в 1979 году в издательстве «Политическая литература» издали тексты Н. А. Вознесенского, отличавшиеся от изданных в 1947 году, т. е. отредактированные по чьему-то вкусу. Оказалось, что для такой редакции была специально создана группа сотрудников Института марксизма-ленинизма, руководимая академиком П. Н. Федосеевым (1, с. 4).

Позже я сам столкнулся с подобной методой, когда через пять лет после первого издания появилась возможность уже за государственный счет сделать второе издание моей монографии «Аксиоматика политической экономии без процента». В представленной мне издательством редактуре предлагалось изменить даже цитируемый текст и подискутировать кокетничал ли Маркс в «К критике политической экономии», сравнив вход в науку с входом в ад, а также по другим вопросам, что абсолютно неприемлемо, т. к. для дискуссии редактор мог бы написать статью или монографию.

Складывается впечатление, что последствия «Ленинградского дела» оказались недооцененными не только с точки зрения до сих пор бытующих методов обращения с авторским словом экономических писателей, но и с точки зрения влияния как на отечественную экономическую мысль, так и на экономическую политику послевоенного СССР, современной России и ее перспективы.

Не претендуя на исчерпывающее рассмотрение взглядов Н. А. Вознесенского, представленных в его сочинениях 1931 — 1947 годов, обращусь лишь к одной его статье «О советских деньгах» (первоначально опубликовано: Большевик. 31.01.1935 № 2. С. 33-45), в которой, на мой взгляд, содержатся догадки о бездолговой экономике и если так, то экономическая теория, а потом и практика социалистического строительства могли отойти от марксистского догматизма уже в 1950-х годах.

Возможно ли было в СССР впервые в мире построить бездолговую экономику — вопрос риторический. В этой связи «Ленинградское дело» видится в свете не только политической борьбы партхозноменклатуры, но и в свете борьбы за возможность развивать или законсервировать основы экономической теории. Как известно, победил последний подход. Советский Союз был упразднен сверху, что свидетельствует о внутренних, в т.ч. теоретико-экономических причинах.

Может показаться удивительным, но современных марксистов совершенно не интересует проблематика бездолговой экономики, в которой нет места, например, понятию «капитал». То, что понятия «банк» и «кредит» прочно прописались в нашей конституции, начиная с ленинской образца 1918 года (2), неизбежно привело Россию к территориальным и, следовательно, к людским потерям, невозврату внутреннего долга гражданам, на фоне чего была проведена приватизация, росту задолженности граждан, продолжающемуся снабжению Россией своих оппонентов, в т.ч. по блоку НАТО, невозобновляемыми ресурсами, что, в общем-то, приводит к мысли о том, что ссудному проценту территория России не нужна. Известны страны с более развитым, чем в России банковским сектором, но совершенно невеликие территориально. В этой связи, то ли территория нынешней России становится проблематичной для банковского сектора, то ли банковский сектор проблематичен для России? Однако, вопрос все же не в этой дилемме. Сложившийся экономический режим невозможно остановить и починить. Речь могла бы идти о политико-экономическом параллелизме — создании институтов бездолговой экономики. Далее можно было бы посмотреть, когда стоит на них переключить экономическое развитие, ведь банковский сектор упрется в пределы кредитования. Мог ли так рассуждать Н. А. Вознесенский, мне неизвестно. Он безусловно находился в рамках набора установок марксизма, одним из источников которого была английская политическая экономия — теоретическая мать экономистов как левого, центристского так и правого толка. У маятника «левые — центристы — правые» одна и та же ось — ссудный процент.

Как вкратце теоретически охарактеризовать бездолговую экономику?

Прежде всего речь должна идти об эквивалентном (равноценном) обмене. Обязательства при обмене не должны растягиваться во времени. Производственные отношения предполагают соединение факторов производства без участия процента (кредита) и/или ссудного капитала (инвестиций). Соответственно, заработная плата за труд заменяется доходом в части доли трудящихся в цене товара. Люди, их знания, здоровье не являются ресурсами. Себестоимость товара при таких производственных отношениях ниже на величину процента. Это можно было бы представить наглядно, если бы мы знали долю процента в цене товара, накопленную по всем переделам (3, 4)

О «доле» писал Н. А. Вознесенский: «...само государство через планирование цен определяет ту долю общественного продукта, которую получает каждый трудящийся в обмен на советские деньги» (1, с. 234) и далее так представлял политико-экономический режим СССР 1930-х годов: «Деньги и товар — неразрывные спутники; без денег невозможен товарооборот, без товарооборота нет обращения денег. Но советский товарооборот коренным образом отличается от обращения товаров в капиталистическом обществе. В советской экономике товар не является всеобщей формой богатства, как это имеет место в капиталистических странах. Государственные предприятия в Советской стране не продаются и не покупаются, они являются собственностью пролетарского государства. На социалистических предприятиях не является товаром и рабочая сила; социализм исключает эксплуатацию: работает на государственных предприятиях рабочий класс, и он же, организованный в свое государство, управляет производством. По тем же причинам советский товарооборот не является формой обращения капитала и прибавочной стоимости. Обращение советских товаров (и, соответственно, денег) выражает совершенно иные производственные отношения. Это преимущественно отношения между пролетарским государством и колхозным крестьянством (товарооборот между городом и деревней) или между государством в целом и единичным рабочим (товарооборот, обслуживающий рабочее снабжение). В 1934 г. 96% народного дохода (равного всему совокупному общественному продукту, за вычетом фонда возмещения затраченных средств производства) создано социалистическими формами хозяйства. Следовательно, советский товар является продуктом преимущественно социалистического производства, идущим в потребление в основном через организованный советский рынок.
Так обстоит дело с принципиальным различием советских и капиталистических денег.»
(1, с. 235).

Государственные предприятия находятся в собственности пролетарского государства как организации рабочего класса, который и работает, и сам собой управляет, а товарообмен ведет с колхозным крестьянством или между государством в целом и единичным рабочим. Двойственность понимания труда рабочего, восходящая к применению учения Маркса — Ленина — Сталина, казалось бы могла быть если не снята, то существенно снивелирована объяснением Н. А. Вознесенского назначения советских денег: «...деньги необходимы в силу различной организации труда в форме социалистической собственности на государственных предприятиях и в колхозах <...> в государственном (последовательно-социалистическом) предприятии средства производства принадлежат всему рабочему классу (организованному в пролетарское государство), а в колхозах — коллективу колхозников-крестьян. В связи с этим различны и формы распределения продуктов по труду: в государственном предприятии — заранее определенная зарплата (особая форма индивидуальной доли рабочего в общественном продукте), в колхозах — распределение продукта, произведенного в д а н н о м колхозе в течение д а н н о г о года (за вычетом государственных обязательств и фонда возмещения) по трудодням.» (1, с. 236). Вот эта «зарплата как особая форма индивидуальной доли рабочего в общественном продукте», вообще рассуждение о «доле» выглядит как попытка введения новых значений в марксистский политико-экономический словарь строительства социализма, своего рода обогащение теории*.

* В 1949 году, в котором было начато «Ленинградское дело»,
вышел роман английского писателя Джорджа Оруэлла
«Тысяча девятьсот восемьдесят четвертый».
В романе содержится истина «Who controls the vocabulary controls the knowledge»
(Тот, кто контролирует словарь, контролирует знание).

Такие значения со временем обычно обретают институциональные формы. Так было, например, со словом «exchange» (обмен) в английском языке, умещающем в себе значения как бездолговой, так и долговой экономик (3, с. 79). Иначе вряд ли возможно объяснить соседство терминов «государственная собственность» и «народное хозяйство». Народ, который вряд ли был знаком с трудами Н. А. Вознесенского, но был хорошо знаком с хозяйственной практикой и, как иногда говорили, с перегибами на местах, иронизировал известным «все вокруг колхозное, все вокруг мое», позже появился расхожий термин «несуны» и т. п.

Конечно, понятие «зарплата как особая форма индивидуальной доли рабочего в общественном продукте» было известно в политической экономии социализма. Но когда логика рассуждения о «доле» приводит к определению денег, это ни что иное как выход на понятие «доход» в русском языке однозначное – «Деньги как материальные ценности, получаемые от предприятия или от какого-н. рода деятельности.» (5, с. 178), а «зарплата» при переходе к бездолговой экономике стала бы понятием неактуальным. Была ли в этом движении мысли заслуга только Н. А. Вознесенского? Ответ может быть предоставлен в результате исследований наследия экономических писателей эпохи социализма. Однако, учитывая административные возможности Н. А. Вознесенского и скорую расправу над ним, его догадки о бездолговой экономике представляют особый интерес.

Что же такое деньги в понимании Н. А. Вознесенского? Оказывается, это совсем не время.

«Вторая пятилетка уничтожает классы. Но указанные выше остатки старых различий между промышленностью и сельским хозяйством еще останутся на первой стадии коммунизма и будут наживаться в ходе ее развития. Из этого следует, что мы не можем различно организованный социалистический труд на государственных предприятиях и в колхозах, труд различной механизации и производительности измерить о д и н а к о в о й м е р к о й рабочего времени. Мы делаем это косвенно через определение цен, т. е. через деньги. Из этого следует также, что пролетарское государство не может н е п о с р е д с т в е н н о распределить продукты колхозного производства, оно осуществляет это распределение через товарооборот продуктов государственной промышленности и колхозного продовольствия и сырья.» (1, с. 236-237).

«...мы не можем на предприятиях измерить труд различной квалификации непосредственно одинаковой мерой рабочего времени: мы можем и должны это делать через д е н е ж н у ю з а р п л а т у, которая позволит сравнивать и учитывать труд работников различной квалификации.» (1,с. 238).

«Авторы смешали труд и зарплату, предлагая «редуцировать» труд по тарифной сетке. Известно, что мерой труда является рабочее время. Тарифная сетка непосредственно измеряет лишь величину зарплаты. Предложение соизмерить труд не через деньги, а по коэффициентам тарифных разрядов является «левацким» подкопом под советские деньги.» (1, с. 239).

«Торговая сеть, подгоняемая и контролируемая советским рублем, должна научиться удовлетворять конкретные потребности живого человека <...> Вот почему необходимы деньги в период социализма. Вот почему болтовня «левых» уродов наносит вред делу социалистического строительства» (1, с. 240).

«Из левацко-оппортунистической «теории» денег вытекает автоматизм кредитования, т. е. то зло, с которым борется партия.» (1, с. 240).

Денежное обращение осуществлялось через кредитную систему, но Н. А. Вознесенский отмечал и безденежные расчеты. Вот как он об этом писал: «Важной формой безденежного расчета является натуральная оплата колхозами производственной помощи, которую оказывают им машино-транспортные станции по специальным договорам. Удельный вес натуральной оплаты колхозов машино-транспортным станциям в государственных централизованных фондах зерновых хлебов повышается с 11,5 в 1933 г. до 40% в 1937 г. Однако эта форма обмена не является основной и совершенно не затрагивает розничного товарооборота»* (1, с. 245).

* Статистика за 1937 год
видимо добавлена во втором издании.

Расчеты зерном — чем не прообраз параллельного кредитному института отечественного воспроизводства, который мог бы возникнуть еще в Российской империи как в крупном производителе зерна? Да и само зерно, с учетом приведенной Н. А. Вознесенским статистики, почти стало параллельной рублю валютой (общим признанием), но, разумеется, не деньгами (государственной валютой). Россия на разных этапах своего развития практически вплотную подводит свое руководство к присущей именно России национальной валюте, но руководство страны остается глухим, не чувствуя под собой родной почвы.

Вообще говоря, указание Н. А. Вознесенского на Государственный банк как на часть общегосударственного аппарата, ведущего расчеты и «контроль рублем за ходом выполнения производственных, финансовых и торговых планов» (1, с. 245) приводит к мысли о возможности отказа от понятий «банк» и, соответственно, «кредит». То, что называлось банком с такими функциями, можно было бы назвать расчетной конторой Госплана или чем-то подобным. Но оберегаемые режимом политические установки будто сохраняли терминологию на будущее, контролировали словарь и знания, который были применены после 1991 года — года начала главенства банковского сектора как в экономике, так и в политике, даже в экономической дискуссии, имеющей корни в XIX веке, когда в России обсуждалось в чьих руках будет лучше кредиту — в частных или в государственных?..

В настоящее время эта дискуссия стала принимать любопытные формы. Об экономике много стали рассуждать ученые с естественно-научным образованием (физики, математики и т. д.). Для них «процент» — явление сродни закону природы и его необходимость не подвергается сомнению. Многие из них совершенно искренни в этом. Но когда они выбирают свои пиджаки и галстуки, дамы — платья и сумочки, разве они не видят, что в их составе нет никакого процента (вообще пиджаки сшитые в кредит или с участием инвестора невозможно отличить от пиджака сшитого без упомянутых «помощников»)? Однако процент в значительной мере присутствует в цене этих необходимых ученым и не только им товаров. Неужели тут не о чем задуматься? Да и идеологических рамок уже нет...

В 1930-е годы идеологические рамки конечно же были и Н. А. Вознесенский завершил свою статью полемикой с Иосифом Адольфовичем Трахтенбергом в связи с его работой «Современный кредит и его организация», в которой «И. Трахтенберг «доказывал», что «и в буржуазном и в советском обществе ссудный капитал о т о б р а ж а е т одни и те же общественные отношения» (1, с. 246).

Вот как об этом писал Н. А. Вознесенский: «В таком определении нет ничего от марксизма-ленинизма. Ссудный капитал в капиталистическом обществе выражает общественные отношения между функционирующим и денежным капиталом. В советской экономике «ссудный капитал» (на деле — социалистический кредит) выражает общественные отношения между пролетарским государством (банк является частью государственного аппарата) как целым и отдельными социалистическими предприятиями. Объектом кредитования в нашей экономике является преимущественно ссуда денег как средства обращения советских товаров. Объектом финансирования в нашей экономике является преимущественно ссуда денег как средства накопления социалистических фондов. Таким образом, советский кредит является орудием расширенного социалистического воспроизводства.
В той же работе автор утверждает, что «рост бюджетного метода перераспределения капиталов свидетельствует о росте социалистических элементов хозяйства; в росте кредитных методов отражается рост элементов капиталистических» (с. 304). Практика социалистического строительства показала всю вздорность этого утверждения. Известно, что капиталистические элементы в советской экономике близки к нулю. В то же время роль банковской и кредитных систем не только не уменьшается, но эта система охватила все народное хозяйство — как сферу производства, так и сферу обращения. Больше того, финансирование народного хозяйства также идет через кредитную систему. Между бюджетом и кредитом у нас нет и не может быть никакого противоречия, так как и тот и другой являются орудием социалистического строительства, осуществляемого пролетарским государством. Кредит является дополнительным к бюджету рычагом воздействия на процесс производства и обращения продуктов в стране. Бюджет своим резервом пополняет средства Государственного банка и является мощным подкреплением кредитной системы, обеспечивающим безэмиссионное хозяйство. Вот почему абсолютно нетерпимо противопоставление бюджета и кредита.»
(1, с. 246).

И. А. Трахтенберг советский ученый-экономист, академик АН СССР с 1939 года, который, насколько известно, не был репрессирован.

В общем, строилось общество без капитала, капитализм критиковался, а без понятия «капитал» идеологически невозможно было обойтись. В результате, Н. А. Вознесенскому пришлось писать о «ссудном капитале в советской экономике», интерпретируя его как производное понятие «социалистический кредит». Производные понятия слабее исходных. Вот если бы Маркс написал не «Капитал», а «Антикапитал».

История отечественной экономической мысли и хозяйственная практика, по-видимому, таит множество догадок о возможных путях развития России без всех этих колоссальных потерь и, в этом отношении, наследие Н. А. Вознесенского конечно же необходимо изучать. И не только его. Плоды просвещения еще никому не были в тягость. Знать что делалось, предшествовавшие деяниям идеи, что получилось, а что нет — все это было бы чрезвычайно полезно.

Удивительно, но в нашей стране при постоянном внимании властей к экономике до сих пор не учреждены ни премия им. Н. А. Вознесенского, ни Русский экономический музей, который мог бы занять помещения бывшего ЛФЭИ на канале Грибоедова. Нельзя также забывать и о личном вкладе в экономическую победу нашей страны в Великой Отечественной войне Николая Алексеевича Вознесенского, мысли которого актуальны и сегодня.

Литература:

1. Академик Н. А. Вознесенский. Сочинения. 1931 — 1947 / Н. А. Вознесенский; сост. Л. А. Вознесенский. — М.: Наука, 2018. — 644 с.
2. КОНСТИТУЦИЯ (Основной Закон) РОССИЙСКОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ ФЕДЕРАТИВНОЙ СОВЕТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ Принята V Всероссийским съездом Советов в заседании от 10 июля 1918 года. [Электронный ресурс.] http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/cnst1918.htm (дата обращения: 16.01.2020)
3. Крячков Н. Л. Аксиоматика политической экономии без процента – СПб.: Издательство «ЮПИ», 2015. – 120 с.
4. Крячков Н. Л. Теорема конкурентоспособности. — СПб.: Издательство «ЮПИ», 2016. — 48 с.
5. Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений / Российская академия наук. Институт русского языка им. В. В. Виноградова. — М.: Азбуковник, 1999. — 944 стр.

17.01.20.

Заводской реквием Петербурга



Блестящий экономист Николай Вознесенский


Monday, January 13, 2020

Послесловие ко дню рождения

Это наверное был первый мой день рождения, когда я не мог вспомнить сколько мне уже лет. Пришлось высчитывать. Казалось, что от времени осталось только его продолжительность — эдакая тонкая линия с еле угадываемым вдали началом, без череды событий, с сегодняшним днём, похожим на вчерашний. Хотя... нет, события, конечно же, были. Их можно вспоминать, забывать, не различать даже — линия она и есть линия. Словом, представление некоторого однообразия. И что, вот так вот не было ничего несравнимого, вспышки, яркого впечатления, когда линия жизни вдруг резко взлетает почти вертикально вверх или?.. Нет, нет, лучше вверх, не вниз.

Так что же такого было, что подымало как на крыльях с ощущением абсолютного счастья?

За последние тридцать лет смог вспомнить только один подобный момент. Как ни странно, это было увольнение из армии. Офицерская служба по призыву была сама по себе не в тягость. А уж сколько вокруг было нормальных лиц, каких ни до, ни после службы увидеть в таком количестве не удалось. В общем, плюсов было больше, чем минусов. Да и приказ уже ожидался. Обычная вроде бы ситуация. Стандартная даже. Но когда я увидел шедших мне навстречу двух улыбающихся капитанов Юру и Сашу, а Саша мне подмигнул и сказал, мол, пляши, приказ на тебя пришёл, я не то что плясать, я готов был облететь каждую сосенку в военном городке, как крылом провести ладонью по хвое, украшенной ели заметными капельками осенней влаги и удивляться, удивляться этому ожидаемому, но всё же прекрасному своей внезапностью событию.

В тот же день на попутной машине со знакомым лейтенантом я уехал в Питер. Уехал уже окончательно.

Моё ожидаемое, но внезапное в тот день появление дома произвело такой же эффект. Только сосен вокруг не было. Казалось, что тяжелый «товарняк» ожидания этого дня, даже борьбы за него навсегда прогремел в прошлое. Почему казалось? Так и произошло: полтора года лёгкого, но всё же принуждения в прошлом. Та лёгкость, с которой неожиданный призыв кардинально поломал жизненные планы, обернулся ни с чем не сравнимым ощущением долгожданной свободы.

Да, это была она — Свобода! Линия жизни срезонировала. Прошлое было коротким, забылось быстро.

Ну хорошо, это после армии. А до неё? До неё свободу давал бег. Быстрый бег. Всего лишь несколько соревновательных стартов с парением над дорожкой как в замедленной съёмке, с сознанием, которое покидало тело и смотрело на него со стороны и, в итоге, с победой. Раньше я думал, что это ощущение называется «вкус победы». Как выясняется, дело не только в нём. Свобода! А «товарняка» тренировок и учёбы нет. Свобода в чистом виде...

И вот теперь я думаю, принуждение обрело новые формы. Их изобретает великое множество несвободных людей. Они усердно трудятся не покладая рук, чтобы ограничить то, о чём они не имеют ни малейшего представления. Линии жизни превращаются в молчащие струны и неизбежно возникает вопрос: а нужны ли эти струны, если партитуры их молчания написаны теми, кто никогда ничего не играл кроме «Тридцатилетия гнетущей тишины»?

Принуждение иногда обострялось, пытаясь загнуть линию жизни вниз. Иногда отвесно вниз. Но будучи похожей на струну, она не лопнула и не произнесла ни звука. А вот свободы за эти тридцать лет ощутить не случилось. Линия жизни — молчащая струнка — легла, так сказать, смирно. Может притворилась и ещё заиграет?..

Thursday, December 12, 2019

Шляпа

Шляпа непохожа на другие головные уборы своими полями. Они, как крылья, обладают подъёмной силой. Наденет человек шляпу и поднимется над ушанками и кепчонками, всевозможными трикотажными колпаками, беретами, лысинами и шевелюрами...

На втором этаже Гостинного Двора в отделе головных уборов где-то ближе к улице Ломоносова продавщица рассказывала как какой-то преподаватель экономики купил у них котелок. Котелки в отделе были исключительно чёрные. Серые раскупили быстро и преподавателю ничего не осталось как приобрести чёрный. Было ли у него чёрное пальто с бархатным воротничком, трость и саквояж — она не сказала. Да и зачем ему саквояж? Какие у преподавателя экономики могут быть средства труда кроме чернильной ручки с золотым пером, смартфона, ну и какой-нибудь скучной литературы про экономически рост? Другое дело доктор. Медицины. Стетоскоп. Резиновые перчатки. Бахилы, наконец. Чтобы не натоптать в комнатах. А может и калоши доктор носит. Носить калоши теперь модно. И трость с серебристой головой какого-нибудь мезозойского ящера. Сразу видно — специалист и себя уважает. Пациентам это передаётся. Так наверное думал преподаватель экономики. Да, вряд ли у него был саквояж. Средства труда запросто размещались по карманам. На голове котелок. Издали могут перепутать с Плехановым...

Раз уж серых котелков нет, чёрный покупать не хотелось. Ещё подумают, что преподаватель экономики. Или доктор медицины. Да и к серому пальто чёрная шляпа никак не подходила. А вот коричневая... Она была совсем другого фасона. С более пологими полями. Фетр был глубоко шоколадного цвета. Лента же была не атласная, а такая узкая и кожаная. Коньячного цвета. Казалось, оденешь эту шляпу и мягко так взлетишь над глянцевой водой канала Грибоедова, а дальше... дальше хоть на Невский, хоть на Садовую, хоть на Звенигородскую.

Кстати, на Звенигородскую как-то пришлось отправиться в пальто и шляпе. Народу в маршрутке было мало. Шляпа привлекла внимание одного пожилого подвыпившего пассажира. Увидев её, он несколько раз обернулся с удивлением. Потом улыбнулся и произнёс: «Ну, если такие люди ещё есть, не пропадёт Россия!» Более сдержанные пассажиры увели свои улыбки за окна маршрутки. Там некогда трубный завод Фёдора Гоша хотел было тоже ответить красно-кирпичной улыбкой щербатого рта, но вовремя сдержался. Сдержались и на Звенигородской. За судьбами России людей там не замечали.

А вот в театре... В театре совсем другое дело. То, что театр начинается с вешалки — было абсолютной правдой и миновать вешалку было невозможно. Шляпа пронесла своего хозяина к гардеробу мимо удивлённых улыбок театралов. Пожилая гардеробщица тоже удивлённо улыбнулась. Задумалась на несколько секунд и, взяв пальто и шляпу, вместо выдачи номерка сообщила: «Подойдёте потом без очереди и скажите пароль «шляпа»».

Отсутствие номерка поначалу вызывало некоторое напряжение. На спектакле это забылось. А после него, спустившись в гардероб, обнаружилось, что пароль «шляпа», произнесённый без очереди, не вызвал ни малейшего раздражения людей вокруг. Они сдержанно улыбались, провожая восхищёнными взорами шляпу, несущую своего хозяина к выходу. Всего лишь на пару сантиметров над полом. И этой малости оказалось предостаточно, чтобы походка выглядела лёгкой и уверенной.

Wednesday, November 27, 2019

Со своей прозой попал в сборник ЛИТО ЛЭТИ за 2019 год

Совершенно случайно узнал, что со своей прозой попал в сборник ЛИТО ЛЭТИ за 2019 год.





Сборник представляет собой два увесистых тома. Прозе посвящено 562 страницы, поэзии - 528 стр. В томе о прозе опубликованы моя миниатюра "Осенний бульвар с лиственницами" 2016 года и начало микроромана "Призрачное собрание" (Пролог, 1. А был ли черт? 2. Остановка времени), изданного в 2015 году.

В ЛИТО ЛЭТИ я никогда не был даже как гость. Впечатление такое, что они фиксируют определенный срез современной петербургской литературы, проделывая колоссальный труд по изданию по всем правилам более чем тясячестраничного сборника с обязательной рассылкой в главные библиотеки. Да и тираж заявлен по нынешним временам приличный - 500 экз.

И вот я как-то туда попал с более ранними сочинениями и меня даже в известность не поставили. Я не против, конечно, но все это удивительно!..

Когда мне любезно подарили эти два тома, речь пошла о том, что "Призрачное собрание" - вещь хорошая и не хотел бы я вступить теперь уже в Союз писателей Санкт-Петербурга.

Пришлось в который раз объяснить свое отношение к подобным предложениям.

Намек обычно поступает устно. Далее, как понимаю, надо за свой счет издать две книги собственных сочинений, заручиться письменными рекомендациями двух членов союза писателей, написать заявление и, если примут, платить им взносы в размере 1000 руб. в год.

На мой взгляд от пишущего человека требуется только одно - написать художественные произведения. Если они союзу писателей нравятся, они могут обратиться к писателю письменно, дескать, Милостивый государь, мы хотели бы Вас принять в свои ряды, содействовать изданию Ваших сочинений и получению Вами достойных гонораров, поэтому просим нам не отказывать в любезности принять наше приглашение. В общем, как-то так...

Но ничего этого нет и близко. Тогда для чего? Чтобы сочинять, союзы писателей не нужны.

Пока это писал, слушал как американцы возрождают рок-музыку.

Rival Sons - Hopelessly Devoted to You - 1/23/2019 - Paste Studios - New York, NY


Thursday, November 14, 2019

Декупаж

Он ушёл уже давно. Или умер. Нет, скорее ушёл. Рассудок заботливо сберегал эту надежду. Возможно поэтому, а может это происходило само по себе, но он периодически возвращался. Самым неожиданным образом. То, что это был он не было никакого сомнения — то же телосложение, иногда походка. Единственно, он всегда молчал и его нельзя было коснуться. А так полное впечатление присутствия.

Никакого обобщения обстоятельств его появления сделать было невозможно. Я много над этим думал. Пережитое за день фантастически переосмысливалось ночью и в такие моменты он то протягивал руку, то наводил на какое-то решение иногда даже просто фактом своего присутствия. Вспомнить подробности было невозможно, но тихое радостное послевкусие этих встреч видимо готовило рассудок к их повторению...

Но то, что произошло вчера совершенно не вписывалось в эту историю.

Я увидел его, стоящего в стенной нише как античная, но живая статуя. Ты же стояла в нише рядом. Я смотрел на вас и просто был счастлив этой встрече, хотя мой рассудок никак не мог обнаружить причину его возвращения: да, я знал, что он однажды вернётся, но как?.. И где он вообще был?.. Неужели причиной была вера в его возвращение?.. Или надежда?.. Да и спина у него почему-то стала пошире. Как моя. И прическа похожа на мою... А что это за шнурок на шее и что на нём висит?.. Он определённо походил на меня... Ты же смотрела на меня с удивлением широко раскрытыми глазами, а я будто кричал, что вот же это он, он вернулся, вернулся!.. Убедительности ради я дотронулся до его ступни и предложил тебе сделать то же самое — вот же оно, доказательство!.. Но ужас удивления не сходил с твоего лица как будто я оказался им, а он стал мной. Я почувствовал, что схожу с ума и проснулся...

Friday, November 08, 2019

Ректор бывшего Финэка Максимцев И. А. сравнил себя с Карлом Марксом в веках

Радио "Говорит Москва" сообщает в "Глава СПбГЭУ обвинил "Диссернет" в расколе научного общества после попадания в антирейтинг ректоров":



"Игорь Максимцев занял первое место в списке.

В указанный перечень вошли 112 ректоров, нарушивших, по мнению членов вольного сообщества, нормы академической этики в научных работах.

Ректор СПбГЭУ Игорь Максимцев сообщил радиостанции "Говорит Москва", что с обвинениями в свой адрес не согласен.

"Диссернет" пытается внести раскол в научное сообщество — это уже всем понятно и давно. Есть моменты, когда надо решать многие вопросы через суд, а не оскорблять и не вносить нехороший эмоциональный фон в ряды научного сообщества и руководителей учебных заведений страны, которые достаточно много делают по многим вещам, гораздо больше, чем представители "Диссернета", которые безосновательно начинают критиковать и копаться в разных вещах. Это, конечно, вызывает отрицательные эмоции".

Максимцев предположил, что действия членов сообщества продиктованы личной агрессией.

"Кому-то хочется расшатать ситуацию в обществе, и всё, что было хорошее в веках представить в негативном свете. Если взять работы Карла Маркса, там тоже можно найти много вещей, которые для того времени были актуальны, но для нашего времени уже нет. Желания людей посеять какие-то эмоции в обществе — они есть. Те, кто стоит [за созданием доклада о ректорах российских вузов] — люди неудовлетворённые, люди с очень сложным своим внутренним миром. Которых кто-то когда-то обидел, кто-то откуда-то их попросил, потому что я знаю, что ряд из них претендовали на определённые посты, и когда это не состоялось или им пришлось заранее покинуть те структуры, где они трудились, общественные, — это вызывает всегда у людей эмоции. Всегда ищут, на кого можно вылить ушат грязи, а выливают на себя, показывают очень низкие человеческие качества. Я с глупыми людьми разговаривать не собираюсь".

В Минобрнауки отреагировали на исследование "Диссернета", заявив о необходимости учёта разумных сроков по проверке научных работ и защищённых диссертаций на предмет наличия в них заимствований."


Что сказать?

1. Вице-президента РАН академика Хохлова вроде никто ниоткуда не просил. "Интрефакс" в "Высшую аттестационную комиссию ждут перемены" сообщал:

"Хохлов привел в качестве примера переход на третий срок в составе ВАК ректора Санкт-Петербургского государственного экономического университета. По мнению вице-президента РАН, в этом университете "по максимуму защищаются недобросовестные диссертации в таком количестве, что это стало абсолютным рекордом среди всех университетов"."

2. Впечатление такое, что Минобрнауки, заявляя о необходимости учета разумных сроков по проверке научных работ, ориентируется на десятилетний срок хранения мочи, практикуемый ВАДА.

3. Упоминание ректором бывш. Финэка Максимцевым необходимости решать вопросы в суде очень любопытное. А что если плагиатом займутся не с точки зрения научной этики, а с точки зрения хищения государственных средств, выплаченных как надбавки за ученые степени, и организации преступного сообщества по их присуждению?.. Впечатление такое, что пока мягко увещевают, но...

Посмотрим, что расскажут СМИ позже.

Дорогие мои москвичи. Леонид Утёсов


Friday, October 18, 2019

РФ вплотную подошла к созданию зерновой криптовалюты

РБК в "Зачем российское зерно переводят в токены" сообщает:

"Механизм работы системы Астанин описывает так: "Сельхозпроизводитель положил условную тонну зерна на склад, получил расписку о том, что эта тонна есть. Затем он кладет в Россельхозбанк расписку на ответственное хранение, а банк выпускает на эту тонну зерна токен". Для каждого токена будут указаны отличительные характеристики зерна: его класс, место хранения, производитель и т.п. Этим токеном, как поясняет Астанин, можно торговать на вторичном рынке: новый владелец токена обращается в банк и получает на руки расписку и гасит токен, а затем забирает на складе физический товар. Сколько именно зерна будет в одном токене, Астанин не уточнил.

Пилотный проект, по словам Астанина, планируется запустить уже в этом месяце."


Что сказать?

О криптовалюте не говорят, объемы проекта неизветсны, но, в принципе, так организованную торговлю можно интерпретировать как операции мены Т - Зерновая валюта - Т.

Так это будет или не так - покажет время.

Зерновая валюта предлагалась Вашим покорным слугой с 2009 года (см. "Глобальный Сырьевой Резерв, версия 1.0"), нефтегазавая в 2007 (см. "Oil & gas money", но реализовали американцы в PDX Coin (Петродоллары), называемую глобально совместимой резервной валютой (A globally compliant digital reserve currency).

Отсутствие какой-либо поддержки моих предложений побудило меня написать экономическую поэму о зерновой валюте, которую я назвал "Аксиоматика политической экономии без процента" и в которой впервые за 400 лет политической экономии предпринята попытка предложить аксиомы для этой науки. Там они и были предложены.

С зерновой криптовалютой возникает проблематика не только объемов запасов зерна, но и прорисовки воспроизводственных цепочек, восходящих далеко не к ЦБ РФ и банковскому сектору. Причем, эти цепочки более естественны, ведь банкирам, в сущности, большая по размерам РФ необязательна (вспомним Швейцарию). А вот для зерновой валюты РФ нужно достаточно много, но все это уже за рамками данной новости, которые я читаю будучи частным лицом.

Friday, October 04, 2019

Памяти Бернара Лиетара

Недавно с одним знакомым поговорили о моей книге "Аксиоматика политической экономии без процента" и я вспомнил о г-не Лиетаре. Зашел на его сайт, а там объявление о его кончине...

Бернар Лиетар - бельгийский центробанкир, один из отцов Евро, автор проекта частной надгосударственной бездолговой валюты "Terra" и экономический писатель.

Наверное прошло уже около 15 лет когда я впервые о нем узнал. Эта была дискуссия по переписке и один англичанин в ответ на какую-то мою экономическую тираду предложил меня познакомить с г-ном Лиетаром. Я отказался, т.к. не считал себя подготовленным к такому знакомству и тогда в моем экономическом багаже не было всего того, что я наработал к сегодняшнему дню. Но англичанин, видимо, почувствовал потенциал...

Возможно я зря отказался, было бы с кем поспорить. Обычно кажется, что впереди много времени, но однажды узнаешь, что человека уже нет... К сожалению, люди неизбежно уходят и область знания, которую я условно отнес бы к "бездолговой экономике", потеряла одного из значительных представителей. Да и центров такого знания в мире раз два и обчелся.

Бернар Лиетар про природу денег | PROРАЗВИТИЕ



Что я мог бы отметить в его взглядах?

Согласен, что функции денег вместе не работают и главное это обмен, см. что я писал в 2010 г. в "Блаженный Августин и функции денег".

Согласен, что деньги (долговая валюта) разобщают людей. Добавлю: поскольку политэкономия - наука об отношениях людей в процессе создания товаров и их последующего использования, другой тип валюты (бездолговой) порождает отношения сотрудничества. Или в отношениях сотрудничества и взаимопомощи долговая валюта неуместна. Этому посвящена моя "Аксиоматика политической экономии без процента".

Что касается корзины природных ресурсов, обеспечивающих его валюту "Terra", то, насколько помню, в ее описании не было исчерпывающего списка ресурсов, правил установления соотношения между ним, а некоторые ресурсы могли быть представлены биржевыми контрактами, а не ресурсами как таковыми. В свое время, я высказывал предположение, что закрыть этот пробел можно только после постановке под глобальный контроль всех стран-ресурсодержателей и если, например, с Украиной в этом отношении все ясно, с РФ почти тоже ясно (пока лишь в идейном плане), то с США нет, о чем надо сказать ниже. На мой взгляд, теоретической основой валюты "Terra" являются взгляды Нобелевского лауреата 1974 г. Фридриха фон Хайека. А критицизм г-на Лиетара вполне системный.

Кстати, о РФ. Наш университетский официоз г-на Лиетара осторожно привечал. Причиной тому исторически сложившаяся ориентированность российских держателей дискуссионных площадок на тех, кто являлся друзьями г-на Лиетара - представителей и почитателей Демпартии США (в расхожей терминологии - "финансовые глобалисты"). Никакая другая риторика и терминология в РФ пока не поощряется. Евразийство находится там же, ибо оно ни что иное как концепция гигантомании рынков, без которой региональная долговая экономика не выстоит. Еще у нас есть поборники православного кредита, т.к. в свое время в РПЦ иосифляне взяли верх над нестяжателями. Государство пытается опереться на эти зыбкие кочки...

В США, на мой взгляд, другая ситуация. Там уже создали полностью легальные криптопетродоллары, которые соответствуют регуляторным требованиям. Причем, в 2007 году я предлагал создать oil & gas money. Это обсуждалось. В РФ делать отказались, а американцы сделали PDX, но несколько иначе, но главное - нефте-газовый резерв является обеспечением этой криптовалюты. Вот такое вот совпадение... Даже если это эксперимент, то лучше иметь работающий прототип. Впереди, думаю, зерно как лучшее обеспечение - возобновляемый ресурс и воспроизводственные цепочки яснее вырисовываются...

Но вот с кончиной г-на Лиетара Британская империя и ее идейные (и не только) слуги в РФ потеряли ориентир. Все же велика роль личности в истории и идеи - плод далеко не коллективного разума.

В связи с этим примечательно следующее:

- Глава банка Англии высказывался о создании глобальной криптовалюты, обеспеченной технологиями. Причем, на мой взгляд, главное не технологии, а признание необходимости обеспечения.

- Летом сего года на меня вышел китаец из Гонконга из RegTech компании, предложив наверное все возможности - программистов, юристов, советников, инвесторов...





Как я понял, от меня требовался порыв предложить создать еще одну легальную криптовалюту, ибо диалог состоялся примерно следующий:

я: почему Вы решили обратиться ко мне, мы никогда не встречались, не говорили и т.п.?

мне: ой, извините за вторжение, Вы оказались в базе данных.

я: кто владелец той базы данных?

Ответа не последовало.

Примерно в то же время читал, что ВТБ скупает зерновые активы в РФ якобы на фоне успехов Запада в торможении Газпрома на европейском рынке. К чему это все приведет одному Богу известно, а мне это уже и не особо интересно - все что мог я уже сделал.

Thursday, July 11, 2019

Не попробовать ли мне начать рисовать?

Сидел я вчера дома и ловил взглядом ворон. Мне показалась, что одна из них не против позировать. Я взял очень твердый карандаш (4 H), ибо другого под рукой не было, лист бумаги с каким-то моим экономическим текстом и на его обратной стороне ворону изобразил. И вот теперь я думаю: "Не продолжить ли мне занятия рисованием?" Что скажете?


Sunday, July 07, 2019

Ворона

На проезжей части у самого тротуара осталась невысохшая лужа. Автомобили в тот субботний день проезжали там редко и, видимо поэтому, лужу облюбовала ворона. Я заметил её когда переходил улицу или это был проспект — уже не помню точно. Ворона, стоя в луже и повернувшись ко мне хвостом, периодически наклоняла голову к воде, стараясь окунуть её глубже, потом встряхивалась всем своим серым телом и взъерошенная оглядывалась по сторонам. Закончив водные процедуры, она вспрыгнула на тротуар, повернулась и проводила меня своим осмысленным тёмным взглядом до конца перехода. «Никогда не видел как ворона моет голову», - это необычное открытие сопровождало меня весь путь домой на метро и автобусе.

Дома сразу же возникла необходимость сходить за хлебом и, двигаясь обычным маршрутом через детскую площадку, у самого выхода с неё меня окликнула ворона. Она была в соломенной шляпке, опрятной кофточке, брюках и в какой-то спортивной обуви, сидела на скамеечке и так походила на бабушек игравших там малышей.

- Ты что проходишь и не здороваешься? - спросила она.
- Мы разве знакомы? - проходя мимо, ответил я вопросом на вопрос.
- Ой, да ладно... Но всё же есть в тебе чувство прелести, - продолжила она улыбаясь своими тёмными глазами.

Я был так ошарашен, что даже остановился. Необычная, как мне показалось, фраза о «чувстве прелести» наводила на мысль, что она возможно была знакома с моим стихотворением «Прелесть». Но откуда?..

- Ценю Ваше чувство юмора, - я как мог улыбнулся и даже для убедительности развел руками, - но впервые Вас вижу.
- Хорошо, хорошо, - скороговоркой повторила она, - иди, поговорим когда будешь возвращаться.

Молча удивившись прозорливости собеседницы, я продолжил свой путь, а когда возвращался, её уже не было. Наверное улетела...

***

До того дня и несколько дней после вся округа была заполнена воронами и их учащимися летать птенцами. Это встревожило местных котов. Одни принялись делить охотничьи угодья, другие, изображая хищников в засаде, вылезли посмотреть на это воронье представление. Осмысливая произошедшее со мной, я подумал: «Неужели я стал походить на «прелестного» кота?»

Thursday, June 27, 2019

РАН, бывший Финэк и экономическая наука

Если вспомнить "Архитектурно-экономический синкретизм", то 19 января 2017 года в бывш. Финэк влетел огненный шар, который мне посчастливилось запечатлеть. Событие, надо сказать, мистическое, т. к. огненный шар влетел туда после начала демонтажа "грифонов безопасности", начатое в пятницу 13 января, т. е. на следующий день после дня моего рождения. Мне говорили, что фотография поддельная, но это не так, технику не обманешь.



И вот читаю вчерашнюю новость про науку "Высшую аттестационную комиссию ждут перемены" со словами вице-президента РАН академика Хохлова А. Р. (физика):

"На заседании Хохлов заявил о проблеме, связанной с нынешним составом ВАК. "Она состоит в том, что при его формировании как-то так получилось, что были выведены из его состава и из многих экспертных советов ВАК те люди, которые активно противодействовали фальсификации диссертаций, списыванию и низкому уровню работ во многих областях. Вместе с тем, оставлены люди, которых совсем и не стоило оставлять", - заявил он.

Хохлов привел в качестве примера переход на третий срок в составе ВАК ректора Санкт-Петербургского государственного экономического университета. По мнению вице-президента РАН, в этом университете "по максимуму защищаются недобросовестные диссертации в таком количестве, что это стало абсолютным рекордом среди всех университетов".

Вместе с тем, по словам Хохлова, "в прошлом составе ВАК были люди, которые активно этому противодействовали и в целом добились существенных успехов: число недоброкачественных диссертаций постепенно сокращалось. И это было благодаря тому, что недоброкачественность была вскрыта именно теми людьми, которые не вошли в новый состав ВАК"."


Действительно, новость "Игорь Максимцев вошел в новый состав ВАК" была.



А может бывш. Финэк себя исчерпал и дело идет к его упразднению?

Укрупненно динамика вырисовывается такая:

1. Финэк, носивший имя крупного деятеля советской плановой экономики Н. А. Вознесенского, готовил экономистов-прикладников для народного хозяйства СССР. Политэкономия не была выпускной специальностью и Финэк не вторгался, так сказать, в основы.

2. После упразднения СССР, Финэк внес свой существенный вклад в подготовку кадров для банков Санкт-Петербурга. К чему ведет страну банковский сектор уже ни для кого не секрет.

3. Финэк стал бывш. Финэком и, как не раз сообщалось, занялся дисертационнным бизнесом. Поделки, как выясняется, оказались низкого качества, в т. ч. и у ректора Максимцева, о чем сообщает таблица заимствований в его докторской диссертации. А если физики РАН одолеют лириков от диссертационного бизнеса, чем заняться бывш. Финэку?

В общем, мы в Секретной службе Е. И. В. Павла Петровича со стороны наблюдаем за этой динамикой. Незаметный глазу обывателя огненный шар, похоже, все еще носится по коридорам, аудиториям и кабинетам исторического здания Ассигнационного банка...

Хор "Конец злому царству" из оперы "Кащей бессмертный"


Monday, June 24, 2019

О валютном параллеризме в Италии и наших баранах

Сегодня прочитал статью "Бомба для евро: зачем Италия введет параллельную валюту", где речь идет о мини казнчейских обязательствах Италии (mini-BOT), которыми будет погашена ее задолженность перед национальными компаниями и домохозяйствами. Далее их можно будет использовать как средство платежа наряду с евро.



Я не буду здесь анализировать этот проект и ограничусь лишь констатацией факта - валютный параллеризм вполне себе может обсуждаться, а его конструкции и цели могут быть разными.

В связи с этим позволю себе процитировать последнюю главу "8. Политико-экономический параллелизм истории" моей "Аксиоматики политической экономии без процента":

"Но театр истории ограничен своим пространством и не всему обществу в нём есть места. Что сегодня за постановка? Трагедия? Опять? Устав от представлений заезжих артистов, общество обращается к своим насущным делам, создаёт и использует параллельные учреждения, весьма озадачив политико-экономических либреттистов. Нет больше нужды геройствовать в реформировании не реформируемого и тем более в разрушении отживших форм. Они ведь железобетонны и могут похоронить под своими обломками только когда защищаемы с упорством, достойным иного приложения – создания форм новых, параллельных отжившим. У общества появится возможность политико-экономического выбора валюты обмена, производственных объединений, а у государства появится возможность обеспечить такой выбор своими природосообразными установлениями, если, конечно, лицедейство не стало его окончательной натурой. И тогда история предстала бы нам не эпатажной стороной войн, конфликтов и борьбы, а подлинной жизнью общества, его труда, просвещения, науки и искусства."

И далее:

"Миниатюра вместо послесловия: Валюта

Если есть идеи, они могут воплотиться в дела. Если результаты дел обменоспособны, либо они, либо то, на что они обмениваются – валюта. Мало обменоспособных в итоге идей, выше их цена. Если много, ниже.

Валюта производна от идеи, а не идея производна от валюты. И в этой паре буквально нет места идее безыдейной валюты.

Отнять валюту, не отнять идеи. Дать валюту, не создать идеи.

Государство не создаёт идеи. Следовательно, не создаёт валюту. Валюта – прерогатива Личности. Государство может уместиться в Личности. А Личность в государстве? Смотря в каком. Государство принадлежит Личностям, а не Личности государству. Государственная служба обезличена.

Личности могут повлиять на цену идей, если найдут истинный эквивалент обмена, жизненно необходимый каждому – валюту. Государство может лишь это оформить. Нечего оформлять? Нет Личностей? Есть ли государство? Есть?! Тогда у такого государства нет валюты."


А теперь вернемся, так сказать, к нашим баранам.

Я не буду напоминать о бездолговой валюте ГСР, от которой РФ отказалась, но ведь можно было бы наверное рассмотреть возможность создания параллельной рублю валюты для возврата наконец-то внутреннего долга государства и Сбербанка гражданам РФ? Лишившись в свое время сбережений, граждане не смогли полноценно участвовать в приватизации, затем ухудшение их положения со временем обернулось закабалением кредитами. Не всех, конечно. Но это признанная общественно-политическая проблема. А какое решение кроме "денег нет" обсуждается хотя бы среди профессионалов? Я что-то о такой дискуссии ничего не слышал. Но Аксиоматика уже четыре года как издана!

Поэтому, перефразируя юмориста Ивана Урганта, без лишней скромности отмечу: как ни крути, Ваш покорный слуга - один из лучших экономистов мира. Да что там мира, России!

Законны ли принципы организации выборов губернатора Санкт-Петербурга?

Будучи человеком с высшим образованием в области общественных наук обладающим избирательным правом и невольно следя за тем, что сообщается о выборах губернатора Санкт-Петербурга у меня возникают следующие вопросы.

1. Если не ошибаюсь, зарегистрировано 25 человек, пожелавших участвовать в этих выборах. Для самовыдвиженцев предусмотрен так называемый "муниципальный фильтр", т.е. кандидаты должны собрать определенное количество подписей муниципальных депутатов. Если муниципалов хватит на кандидатов - это одна ситуация, а как этот вопрос в принципе решался бы, если зарегистрировалось бы много больше кандидатов и на них не хватило бы муниципалов чисто математически?

2. Насколько понимаю, губернатор Санкт-Петербурга - должность государственная. Какое отношение к выбором на государственную должность имеют представители негосударственного муниципального органа власти? Согласно ст. 12 Конституции РФ:

"Органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти."

Известно, что в свое время Конституционный суд РФ не нашел противоречия Конституции РФ в "муниципальном фильтре" на выборах губернаторов. Однако, согласно ст. 10 Конституции РФ судебная власть у нас государственная:

"Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную".

3. Понятно, что названные статьи из основ конституционного строя РФ, а выборы все же состоятся, но как себя будет чувствовать избранник?..

Friday, June 21, 2019

Одну-то фамилию экономиста из 90-х назвать можно

Когда посмотрел этот фрагмент прямой линии с президентом РФ, где он попросил назвать хоть одну фамилию экономиста 90-х годов,

Путин: у нас нет экономистов из 90-х



я как отзывчивый человек пошел к книжной полке и достал книгу Сергея Васильева "Две жизни одного поколения. Записки экономиста эпохи трансформации", изданной в Санкт-Петербурге в 2015 году.



на оборотной стороне обложки, в частности, написано:

"Это книга о поколении, которому довелось радикально изменить страну. Воспоминания Сергея Васильева, активного участника преобразований экономики России, много лет проработавшего в правительстве, содержат множество неизвестных и малоизвестных фактов из хроники реформ и их идейной подготовки..."



К этой книге я уже обращался 25 сентября 2016 года в "Призрак товарной валюты бродит по Америке. В России вздрогнули" и привел оттуда фотографию подписантов Альпбахской декларации, среди которых мы видим г-на Глазьева, и цитату из воспоминаний г-на Илларионова:

"...в Альпбахе, небольшой тирольской деревушке недалеко от Инсбрука, проходила конференция, организованная Международным центром исследования экономических реформ при поддержке Liberty Fund. На конференции оказалось несколько российских экономистов, включая П. Авена, С. Васильева, С. Глазьева, К. Кагаловского, Д. Львова, В. Мащица, В. Найшуля, А. Улюкаева, А. Чубайса, автора данных строк...

Этот ответ получил развернутое обоснование в документе, написанном там же и получившем название Альпбахской декларации. АД была опубликована в Независимой газете 28 сентября 1991 г. при помощи близкого тогда к гайдаровской команде журналиста М. Леонтьева. Почти одновременно на эту же тему в "Известиях" была опубликована статья П. Авена.

Будучи экономической по содержанию, Альпбахская декларация тем не менее стала политическим заявлением - заявлением о невозможности проведения реформ в рамках Союза..."




Вот еще фотографии из книги г-на Васильева.



(Алексей Кудрин и Сергей Васильев в Стокгольме, сентябрь 1991 года)



(С Ричардом Лэйардном в Лондоне)

Барон Лэйард почетный профессор Лондонской школы экономики, директор Центра экономического развития. Член Британской академии. Приверженец экономики счастья, т.е. когда вместо проблемы рассматривается отношение к ней. Это очень современно...

Вот как г-н Васильев описывает свои отношения с бароном (с. 204):

"В Лондоне самые тесные отношения связывали меня с Ричардом Лэйардом, я даже иногда останавливался у него дома. Во время моих приездов я регулярно выступал на семинарах Лэйарда в Лондонской школе экономики. Уже в начале первого десятилетия нового века Ричард стал членом палаты лордов, а я приезжал к нему в качестве российского сенатора."

Так кто же такой г-н Васильев Сергей Александрович, что президент РФ его не знает?

Г-н Васильев трудится заместителем Председателя ВЭБ.РФ.



Также он является почетным консулом Словении в Санкт-Петербурге, т.е. он лицо, согласованное МИД РФ и МИД Словении.

Можно вспомнить "Малиновое жизненное обстоятельство госбанкира и почетного консула Словении Васильева С. А." и "Специстория к малиновому жизненному обстоятельству Васильева С. А.".