Search This Blog

Tuesday, July 12, 2011

Инерция долгов и темной стороны богатства

Наконец-то дочитал книгу Маргарет Этвуд "История долгов наших (долги и темная сторона богатства)" - см.: "Зимняя сказка на рубеже десятого и одиннадцатого годов".

В книге настолько полно и иронично показана история долговой болезни, что никаким критикам не снилось. По-сути, основа западной классической литературы (В. Шекспир, В. Ирвинг, Ч. Диккенс, И. Гете и др.) это долговая тематика. Современность глобализировала ее, хотя в придании долгам всеобщности преуспели не только в Европе и США, но и в Тебете (микрокредиты беднейшим), за что Запад Тибет и поддерживает, не говоря о премии имени фабриканта динамита за микрофинансы в Бангладеш и окрестностях, к которым кто-то видимо относит и Россию.

Всеобщность долга распространена не только на отношения между людьми, но и на Природу. Что стоит одно лишь пресвитерианское представление о свете солнца в долг!? Вспомнилась аналогия из фильма Оливера Стоуна "Уолл Стрит 2" "финансового пузыря" с "пузырем", из которого якобы произошла жизнь, о чем уже писал в этом блоге. Но американское кино не так тонко как английская литература, точнее канадская.

Даже мораль оказалась производной чрезвычайно растянутого (до лжи) понятия "долг", как если бы Природа занималась маркетингом своих услуг для людей в надежде получить проценты. А вот одни люди от имени кто Бога, кто Природы (Climate Change (TM)) изрядно преуспели в производстве мерзавцев, собирательным образом которых стал персонах "Скрудж нуово" (ТМ).

Есть ли разница между "властью обмана" и "обманом власти" (как самой себя)? Это основной философский вопрос, на который в каждой стране сегодня нужно будет отвечать.

По мере чтения возникал вопрос о решении или о подвохе в итоге канадского, т.е. английского, т.е. конечно же канадского повествования, талантливого по-своему.

Подвох (как бы без него появилась книга?) свел на нет всю критику и иронию над долгом методологическим утверждением:

"Как все наши финансовые системы и как все правила морали - а по сути, как и сам язык, - понятия, связанные с долгом, образуют часть сложного воображаемого построения, называемого человеческим обществом. Все что справедливо в отношении любой части этого воображаемого построения, справедливо и в отношении долга во всех его значениях".

Главное здесь слово "все", включая язык и что общество это иллюзия (мерзавцев то перепроизводство). Вот так! Расчет на отсутствие у читателя способности различать значения многозначных слов - см.: "Блаженный Августин и функции денег", т.е. расчет на читателя-мерзавца?

В 1916 году Г. Шпет начал "Сознание и его собственник" с:

"Наше мышление нередко попадает в беду. Язык наш – враг наш. Почти за каждым высказываемым или воспринимаемым словом таится, как в засаде, омонимия. Мысля, и в особенности выражая свои мысли, мы других не можем обеспечить от ошибок понимания, а сами впадаем в ошибки выражения. Среди этого рода ошибок выделяется своею парадоксальностью одна: имея дело с омонимами, начинают искать их общее значение или общий источник. Психологически или лингвистически, может быть, такой вопрос не лишен интереса, но логически он парадоксален. Логически обобщение допускается, как подведение под один род видов, естественно, обозначенных разными именами. Но как понимать обобщение, подводящее разные, но одинаково именуемые вещи под один род? Омонимы не должны быть обобщаемы, а должны быть различаемы и детерминируемы; значение каждого имени должно строго отграничиваться; значение, на которое мы обращаем внимание, должно быть выделено и строго фиксировано".

Но надо отдать должное М. Этвуд - возможный путь указан, хотя и без решения:

"Дело в том, что и долг это воображаемое, мысленное построение, и от того, как мы его воспринимаем, зависит его функционирование.

Может быть, наступит пора, когда нам следует взглянуть на него по-другому. Может быть, нам стоит считать и складывать, и измерять вещи совсем иначе, чем мы делаем это сейчас. А может быть, нам следует подсчитывать, взвешивать и измерять совсем не то, что мы привыкли считать, взвешивать и измерять сегодня. Может быть, нам следует трезво рассчитывать реальную стоимость нашей жизни и соизмерять ее с природными ресурсами, которые мы изымаем из биосферы. Неужели это время когда нибудь наступит?"


За это "может быть" борьба уже началась:

1. Война в Ливии - по-сути способ не допустить один из вариантов натурального резервирования наднациональной валюты - золотого резервирования, инициированного евророссийскими или даже евразийскими кругами - см. "Британское Содружество Независимых Государств".

2. Арест Д. Стросс-Кана как потенциального легализатора ливийского, а потом, возможно, и евророссийскошвейцарского золота через МВФ в SDR (бумажное золото) - см. "Признаки конца долговой глобализации".

3. В случае провала золотого варианта в Европе для российского либерализма настанет момент истины - оранжизм типа арабских Regime Change (TM) c поддержкой с воздуха.

4. Поскольку эпатажное "Увидеть Париж и умереть" прагматиков из ЧК не устраивает, начинается поиск истины дома, а не в европах, на что обращает внимание сторонник золота М. Хазин.


(Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин встретился с учеными-экономистами Российской академии наук 11 июля)

5. Вопрос времени, но приватизированные евроштаты будут возвращаться в мир сеять и жать - см. "Зерно как манифестация судьбы США в 21 столетии". По сему, если не пройдет вариант 3, то за "может быть" в борьбу на просторах бывшего СССР и мира, обрамленного колосьями,



вступят Cargill и Louis Dreyfus. Уже вступили. Будет ли поддержка с воздуха?



1 comment:

Nikolay Kryachkov said...

"Мы, слава Богу, или по несчастью, не печатаем резервной валюты, а они-то что творят? Хулиганят просто, станок включают и разбрасывают на весь мир, решая свои первоочередные задачи. США по полной программе используют монополию на печатание денег", — отметил премьер-министр Владимир Путин на встрече с учеными-экономистами в Российской академии наук накануне.

Подробнее: Дефолт США разорит всех