Search This Blog

Monday, November 09, 2015

Призрачный реализм "Призрачного собрания"

6 ноября на закрытом семинаре прозаиков состоялось обсуждение моего микроромана "Призрачное собрание" (черновик выложен здесь). Семинар закрытый в том смысле, что его руководитель г-н Дрозд отбирал участников своего семинара по произведениям. Некоторое время тому назад выбрал и меня. И вот на этом семинаре случился разбор моего микроромана "Призрачное собрание".



Считается, что жанр микроромана придумал русский писатель и американский профессор г-н Дружников - см. "Микророманы Юрия Дружникова как новый жанровый канон". Оно и понятно - читать нынче времени мало, иллюстрировать все подробности словом в век общедоступности сведений о почти любом месте и времени тоже роскошь, поэтому остается передать идею. Однако художественную передачу идеи никто не отменял. Роман же предполагает переплетение нескольких сюжетных линий. Микророман тоже.

К чему свелись замечания коллег? Сначала продублирую заметку об этом с сайта Дома писателей и позволю себе несколько ее дополнить.

"Семинар "Студии рассказа" проходил 6 ноября по учебному плану.

Участникам была разослана по электронной почте для предварительного ознакомления повесть Николая Крячкова "Призрачное собрание". Поскольку сочинение необычное, рекомендовалось прочесть рукопись дважды, и постараться сформулировать ответы на вопросы: 1) — интересен ли был для Вас сюжет, сможете ли Вы изложить его своими словами, пересказать краткое содержание повествования? 2) — складывается ли для Вас данное прозаическое сочинение в законченную, или незаконченную, композицию, как художественное произведение? 3) — можете ли дать автору какие-либо советы по развитию сюжета, его изменению, или другим правкам и переработкам?

О хаотичности сюжета и зашла речь. Студийцы были единодушны в своих критических высказываниях о прочитанном, что невнятность истории, которая поначалу захватывает, а потом рассыпается, и не позволяет сложиться повествованию в законченный художественный образ, хотя слагаемых для этого достаточно.

Автор, поблагодарив собравшихся за бурное обсуждение и данные советы по переработки материала, отстаивал свою позицию аргументом, что у данного изложения есть и будут свои почитатели, а над необходимостью переделки этого произведения в другое, над конструированием иного сюжета, он будет размышлять. И с ним трудно не согласиться, он по-своему прав.

Следующее занятие состоится в пятницу 27 ноября."


Главные замечания сводились примерно к следующему:

- Подражание Булгакову (это мне и в Пушкинском доме говорили).

- Непонятно как философ стал духом (он что умер?) и как воскрес потом?

- Ангел должен был как учитель или тренер подготовить философа и провести сквозь события.

- Философ, ангел и Павел I - персонажи разного уровня и должны говорить по-разному (по-арамейски или по-церковнославянски должне говорить ангел - не уточнялось).

- Вообще о чем это все?

- Есть наукообразные слова. Например, слово "институализируется" - непонятное.

- Эпилог - публицистическое эссе, а микророман нет и надо определиться что автор пишет - публицистику или художественное произведение?

- Не виден сюжет.

Второстепенные замечания были, например, такие:

- Автор пишет "Вы" при обращении, а не "вы" и непонятно как теперь писать (хотелось сказать - пишите "ты").

- Когда читаешь про кухонные приборы на ум приходят ножи и вилки (на что пришлось заметить, что это столовые приборы).

Почему такое восприятие?

На мой взгляд потому, что есть привычка уделять внимание злу. Вспомните "Фауст", "Мастер и Маргарита" и многие другие великие произведения, где зло показано так выпукло и вызывает безысходность. "Призрачное собрание" о том, что у добра может быть изощренный ум. Ведь если зло искушает, может возможно искусить зло добром? Ангел лишь выбрал философа за определенные заслуги, но надо было его проверить, слушая в дискуссиях о наиболее важном в любом акте творения или вообще творчества, потом приладить к нему щит и... философ, движимый собственной логикой, умудряется получить ответ от сил зла... Контакт состоялся, хотя история выглядит незаконченной и философ возвращается в петербургскую действительность - в город план. План, за которым тысячелетия и без которого нельзя управлять. Но план нужно еще суметь прочитать и понять прочитанное...

Так что реализм здесь призрачный, т.е. вымышленный, но вполне возможный. И это ничего, что не каждому это заметно.

В итоге, мне посоветовали прочитать "Дневник Сатаны" Леонида Андреева. "Дневник Сатаны" читать начал. Язык замечательный.

No comments: