Search This Blog

Thursday, July 18, 2013

Письмо пожилого собеседника о моих литературных опытах

Не так давно в порядке обсуждения "Архитектурно-космический символизм Санкт-Петербурга, России и мира" и "Почему аксиоматика? - отрывок из еще не написанной книги "Аксиоматика политической экономии без процента"" получил письмо моего пожилого собеседника, который в молодости разбирался в начинке сбитого в 1960 г. самолета, пилотируемого Пауэрсом.

Я даже не мог предполагать, что события выстроятся таким образом, что моя мысль об обмене Сноудена, проиллюстрированная фрагментом обмена на мосту из фильма "Мертвый сезон" (см. "Феномен "Сноудена" как проблема методологии науки"), сюжетно оказывается связана с той давней действительностью обмена на мосту Пауэрса на Абеля. Вот как об этом написано в статье про Пауэрса:

"10 февраля 1962 года в Берлине на мосту Глинике Пауэрса обменяли на советского разведчика Вильяма Фишера (он же Рудольф Абель). Обмен состоялся при посредничестве восточногерманского адвоката Вольфганга Фогеля."

Но ведь мы это не обсуждали с моим собеседником! Чудеса, не иначе ...

Вернемся к письму. Я почти со всем согласен, кроме сомнительности необходимости придать длинными предложениями эмоциональную окраску моему повествованию о проценте. Но ведь, как принято говорить, контекст у процента чрезвычайно культурно нагруженный. Постараюсь передать это культурное многообразие поплотнее и нагляднее и без претензии дать ответы на все вопросы. А как мы пришли к такому положению, что понятие "процент" стало чуть ли не природным, если не символом веры (в деньги, разумеется) - постараюсь объяснить. Аксиомы политической экономии без процента тоже будут сформулированы. Уже подошел к этому. Облегчать восприятие не буду, как и намеренно усложнять его. Будет ли это значимо, в т.ч. для будущей экономической теории, судить читателям. По крайней мере, грантов, институтов, зарплаты мне для этого не требуется. Скажу, что хочу, но есть привычка проверять себя разговорами с очень разными собеседниками. Разумеется, эти разговоры учитываются в работе над книгой.

Итак, письмо с незначительными изъятиями:

"Здравствуй, Коля!

Спасибо за письмо и послание!

Я с большим интересом и, разумеется, с бόльшим вниманием, чем когда ты прочёл ..., ознакомился с содержанием "Архитектурно-космический символизм Санкт-Петербурга, России и Мира". "Почему Аксиоматика?" также была прочитана мною с не меньшим интересом.

Аксиоматика, без сомнения, отличается профессионально-аналитическим содержанием,
по сравнению с "Архитектурно-космическим символизмом С. Петербурга, России и Мира". Дело в том, что "Архитектурно-космический символизм" по своему содержанию является в основном, отражением деяний сонмов выдающихся личностей из различных областей культуры. Именно их деяния способствовали в формировании символического взгляда, безусловно отдающего неким таинственным романтизмом. Ну, это конечно моё мнение, с которым ты в праве не соглашаться.

Теперь, что касается Аксиоматики. Профессионально-аналитическое содержание предъявляет специальные требования к изложению материала. Основная цель этого требования заключается, как ты понимаешь, в облегчении усвоения материала. И такая цель достигается изложением материала по возможности более короткими фразами.

В художественной литературе использование длинных фраз, как правило, служит для придания повествованию различного рода эмоциональных оттенков. Однако есть писатели, которые пользуются преимущественно короткими фразами изложения. Например, Хемингуэй: "Прощай оружие", "Старик и море" или Экзюпери "Почта на юг".

Я говорю об этом не как назидающий доморощенный "мэтр", а как результат собственного наблюдения. При написании многих материалов, как профессионально-технического характера, так и художественного мне неоднократно приходилось бороться с собой. Эта борьба состояла в исключении личной знáчимости, маскируемой длинными фразами. Желанием демонстрации собственной эрудиции, которая никак не могла быть в действительности достаточно полной, как я ни старался ссылаться на ряд авторов, которых либо не читал, либо приходилось только небрежно перелистывать. Но я выработал в себе этот неизбежный контроль, и практически постоянную борьбу со своим тщеславием при своих литературных и научных изысканиях.

Аксиоматика это научный труд и ему нужен свой приём изложения для однозначного понимания представленного материала.

Посмотри небольшую книгу академика А. А. Харкевича. "Нелинейные и параметрические явления в радиотехнике". И ты сразу поймёшь, что разница в изложении материала служителей технической науки отличается от гуманитариев краткостью и чёткостью изложения, и без длинных фраз, вынуждающих к сложным оборотам. Ей богу не пожалеешь!

Желаю тебе успехов в написании твоей монографии.

С пожеланиями здоровья и успехов ..."
.

2 comments:

educlab said...

Очень конкретные высказывания. Впрочем, иногда длинные предложения могут сочетаться с короткими (в зависимости от...)

Nikolay Kryachkov said...

Да, но у меня задача изложения скорее синтетическая, нежели аналитическая. Для этого надо еще и "цветовую гамму" выбрать. Черно-белая вряд ли уместна.