Search This Blog

Loading...

Sunday, August 28, 2016

Петропавлович и Интуиция Павловна

Путешествие Петропавловича из Москвы в Петербург

Петропавлович и посткроссинг

Джон Леннон наигрывал на рояле «Solitude». Наигрывал с какими-то непонятными Петропавловичу паузами как будто задумывался как играть дальше только что сочинённую мелодию...

John Lennon - Solitude



Петропавлович огляделся — в кафе как всегда было мало посетителей. Сестра сидела за угловым столиком. Петропавлович не спеша направился к ней, по привычке отмечая боковым зрением какие у посетителей кафе телефоны. На удивление телефонов было мало, а какие и удалось заметить, были самыми обыкновенными.

- Здравствуй, Интуиция!
- Привет, присаживайся. Как дела?
- Спасибо, да ничего... О, у тебя новый смартфон? — удивился Петропавлович, увидев рядом с чашкой сестры чёрный гаджет.
- Блэкфон.
- Даже так?
- А что?
- Ничего... У меня новые стихи для тебя... Недописанные.
- Давай, читай, — Интуиция Павловна улыбнулась и её молодое лицо — она была много моложе брата — казалось никогда не постареет от способности предвкушать приятные моменты жизни.

Петропавлович достал сложенный листок бумаги, развернул его и тихо прочитал:

Блики

За волной волна и бесконечность
Вытянулись в линию вдали.
Блики расплескали словно вечность
Мыслей многоцветье впереди.

- Да, недописанные... И, кажется, я знаю в чём дело, — задумчиво сказала Интуиция.
- Я тоже, — улыбнулся Петропавлович, — но у тебя было какое-то дело ко мне?
- Про твою поездку в Финляндию, как всё прошло?
- Ну, как обычно... Заказал маршрутку. Они сообщили, что сначала заберут пассажира с Московского вокзала...
- С вокзала?
- Да.
- Дальше.
- Дальше... они приехали за мной. Сел в маршрутку. Пассажиром там была какая-то толстуха и, что меня удивило, кроме водителя была сопровождающая, которая попросила мой паспорт...
- Как ты выразил удивление?
- Буркнул, что, мол, утро только началось и уже проверка документов.
- А она?
- Да уже толком не помню... Что-то о том, что они легальный перевозчик... Потом мы поехали забирать несколько семейств, отправлявшихся в аэропорт Хельсинки. Вообще, ехали без проблем.
- Как выглядела та толстуха? Она молчала всю дорогу?
- Молодая, южной наружности с миловидным лицом. Она была в каком-то тёмном балахоне, мягкая кожаная сумка, солнечные очки в тон... Нормально выглядела. Спрашивала мужиков в маршрутке, что стоит посмотреть в Хельсинки и где там остановиться на недельку. Но ей отсоветовали тратить время на Хельсинки и предложили махнуть на пароме либо в Таллин, либо в Стокгольм. Из разговоров я понял, что у неё молдавский паспорт... Собственно, поэтому я и обратил внимание на всю последовательность: приехать в Питер, предварительно заказав маршрутку в Финляндию; ехать и соображать, чем заняться в Финляндии... Странно, если уж на то пошло и выдались свободные деньки со свободными деньгами, можно было в большем комфорте доехать до Хельсинки на «Аллегро».
- Логично. Поэтому я и предложила тебе встретиться и обсудить эту ситуацию.
- Ситуацию?
- Да, ты ведь совершенно разумно начал шерстить всех тех, кто тебя пас.
- Чтобы я без тебя делал? — улыбнулся Петропавлович.
- Не то чтобы я стал шерстить... Просто... Просто как пальцем в небо попал, — продолжал улыбаться Петропавлович, — захожу на их сайт, а там фотоотчет об их служебной командировке в Финляндию по отвлечённому от меня, разумеется, вопросу и на некоторых фотографиях эта толстуха.
- И ты опять удивился? — Интуиция Павловна еле сдерживала смех.
- Так ведь их командировка была в центральную Финляндию, — смеясь продолжал Петропавлович, — это не по пути в Хельсинки.
- Ну?..
- Причем толстуха сфотографировалась только с начальством и её не было на общих снимках на всех тех объектах, которые они посетили.
- Иначе говоря, она тебя сопроводила до... Кстати, где ты вышел?
- Я по ходу переиграл. Как переехали границу, попросил остановить у «шайбы», сказав, что пойду попью кофе.
- Ты кому-нибудь звонил по дороге?
- Конечно нет. Это в прошлый раз водитель требовал от меня адрес пункта назначения и фамилию там, совал мне в нос свой планшет, дескать, заблудился на прямой дороге... Совсем охренели!
- Зря девушка проехалась.
- Зато она заработала недельку заграничного отдыха.
- Что ты об этом всём думаешь? — спросила Интуиция Павловна уже серьёзно.
- Вся надежда только на тебя!
- Перестань...
- Думаю, они забегались, потеряли ориентиры и не знают, что я выкину дальше.
- Выкинешь!?
- Выкину, выкину обязательно...
- Это похоже на их страх. Он ведь следствие неопределённости. Как твой попутчик в поезде «Москва — Санкт-Петербург» с незабвенным «я не знаю род ваших занятий, но не боюсь». Помнишь?
- Ха-ха-ха...
- Обратно-то доехал без приключений?
- По крайней мере, ничего особенного не заметил. Так что ты поняла про моё стихотворение?
- Твои оппоненты приверженцы описательного подхода в литературе.
- В литературе?
- В том смысле, что увидели, то и написали.
- И услышали...
- Конечно.
- Но последовательность «слово — действие — последствие» неполная.
- Чего же, на твой взгляд, здесь не хватает?
- Отражения хода мысли, за которым следуют слова. Я уже молчу как они означиваются, какой нравственный выбор за этим следует и какова мера ответственности за этот нравственный выбор.
- Точно! Вот за эту точность я и люблю тебя, сестричка!
- Только за точность?
- Нет конечно. За то, что ты есть.

Они обнялись и о чем-то ещё недолго говорили, допивая почти остывший шоколад. Джон Леннон грустно дотягивал «Why must we be alone». Посетители кафе постепенно расходились.

John Lennon - Why must we be Alone


No comments: