Search This Blog

Loading...

Tuesday, April 26, 2016

Теорема конкурентоспособности 2

Теорема конкурентоспособности 1

Н. Л. Крячков

Теорема конкурентоспособности

Глава II. Теорема конкурентоспособности и её доказательство

§ 1. Теорема конкурентоспособности


Было бы нелепо, например, вслед за статьёй Дж. Стиглица о невидимой руке и экономике благосостояния [44] по-русски рассуждать о конкурентных рынках (даже если они сами по себе неэффективны), об эффективном пути организации экономической деятельности и экономической политике прежде рассмотрения конкурентоспособности её субъектов — частных лиц, предприятий, государства, которые выходят на рынок с результатами своего труда. Даже если на рынках заключаются сделки на будущие поставки, речь идёт об отработанной технологии уже хорошо известного стандартного товара. В технологии же реализуются нововведения и, как следует из исследований природы этих нововведений [23; 25], макроэкономический и микроэкономический подходы здесь хоть и восходят к парадигме затрат, но существенно отличаются друг от друга и один к другому не сводятся, что приводит к затруднительности осуществления адекватной экономической политики в целом и научно-технической политики в частности.

Суть этих различий следующая:

- Технологический разрыв (Рис. 1), предшествующий появлению новой технологии, в которой результаты растут быстрее затрат, не является воплощением концепции маржиналистского равновесия, проявляется, как правило, внезапно, часто случайно, является следствием затрат, эффективность которых трудно, если вообще возможно прогнозировать (появится новая технология или нет). В определённой мере процесс смены или, точнее, достижения технологией своих пределов (когда затраты растут, а результаты нет) прогнозируем с помощью кривой Гомперца [25, с. 33, 86]. В любом случае, это микроэкономический уровень проблемы конкурентоспсособности и не все субъекты конкурентоспособности обладают культурой таких прогнозов.


Рис. 1. Технологический разрыв [25, с. 86].

Необходимо учесть и то обстоятельство, что речь идёт о затратах на приобретение факторов производства, т. е. об одном из способов их соединения, делающих эффективность производства относительной величиной. Однако, другие способы соединения факторов производства не обсуждаются, о чём свидетельствует наличие термина «затраты». При этом величина затрат отлична от нуля.

- Макроэкономика оперирует агрегированными производственными функциями, представленными изоквантами. Они показывают различные комбинации опять же отличных от нуля величин затрат (например, на труд и капитал) и не показывают результат экономической деятельности. В связи с этим экономическая политика может сводиться к странной и небезопасной с точки зрения перспектив технологического развития дилемме — развивать ли, например, механизацию производства или привлечь больше ручного труда мигрантов. Решение в пользу экономии капитала и, следовательно, предпочтение труда мигрантов часто очень соблазнительно, но технологически бесперспективно. К тому же, изокванты не всегда могут быть гладкими (Рис. 2), т. к. в разное время, например, при устаревании техники, на производство продукции может требоваться больше и труда, и капитала, что не соответствует концепции производственной функции в смысле движения по изокванте или её сдвига [23, с. 46, 47].


Рис. 2 Технология, относящаяся к различным периодам времени t1, t2, t3 [23, с. 47].

Вообще, идея «затраты — выпуск» малооперациональна. Наличие некого «чёрного ящика» между входными (затраты) и выходными (выпуск) параметрами системы является хорошей метафорой отсутствия соответствующего знания.

- Технология наиболее удобно рассматривается в терминологии её функционирования, т. е. технология есть то, что она делает [Там же, с. 46]. Это микроэкономическое удобство оборачивается трудностями в части агрегирования в целях макроэкономического анализа [Там же, c. 52].

Если рассматривать «конкурентоспособность» с точки зрения русского языка и провести словарное исследование [12], а именно это следует делать из-за неразрывной связи экономики и общества, то обнаруживается производственная сущность «конкурентоспособности». Связующим «производство» и «конкурентоспособность» как свойство («конкурентоспособный») оказывается «благо».

«Производство»:
1. См. Произвести (1. Сделать, выполнить, устроить; 2. Вызвать, осуществить; 3. Присвоить какой-нибудь чин, звание);
2. Общественный процесс создания материальных благ, охватывающий как производительные силы общества, так и производственные отношения людей;
3. Изготовление, выработка, создание какой-нибудь продукции;
4. Отрасль деятельности, вырабатывающая какую-нибудь продукцию;
5. Работа по непосредственному изготовлению продукции [20, c. 611].

«Конкурентоспособный»:
способный выдерживать конкуренцию, противостоять конкурентам [Там же, с. 290],
где
«конкуренция»:
соперничество; борьба за достижение больших выгод, преимуществ [Там же, с. 290],
где
«выгода»:
польза, преимущество [Там же, с. 111],
где
«польза»:
хорошие, положительные последствия, благо; выгода [Там же, с. 558].

«Благо» как «1. Добро, благополучие; 2. То, что даёт достаток, благополучие, удовлетворяет потребности» [Там же, с. 19] обращает нас к экономике благосостояния (WELFARE ECONOMICS) как это дословно сформулировано во второй части заголовка выше названной статьи Дж. Стиглица [44], но, как мы теперь видим, с точки зрения производства и производственной сущности конкуренции и конкурентоспособности, которые проявляются на рынке, но формируются в процессе производства, включая производство идей (науку).

Обращение к языку, который согласно Г. Шпету есть дух народа [27, с. 13], а также к географической локализации языка даёт возможность сделать важное наблюдение. Дело в том, что, разумеется, англоязычный американец Дж. Стиглиц обращается к классической метафоре «невидимой руки» А. Смита и говорит о том, что только в высшей степени идеализированных условиях рыночной экономике суждено быть эффективной по Парето 1 (имя ввиду соответствующие теоремы благосостояния), а на самом деле рыночные ошибки пронизывают всю экономическую жизнь 2. А. Смит свой фундаментальный труд «Исследование о природе и причинах богатства народов» начинает с главы о разделении труда как причине прогресса в развитии производительной силы труда [24]. Далее в книге 4, главе II «Об ограничении ввоза из-за границы таких продуктов, которые могут быть производимы внутри страны» он делает вывод: «Если какая-либо чужая страна может снабжать нас каким-нибудь товаром по более дешевой цене, чем мы сами в состоянии изготовлять его, гораздо лучше покупать его у неё на некоторую часть продукта нашего собственного промышленного труда, прилагаемого в той области, в которой мы обладаем некоторым преимуществом» [Там же, с. 333]. Микроэкономическое разделение труда, обусловленное технологическим развитием, обобщается до международного разделения труда, обусловленного скудостью ресурсов Англии (и, подобно ей, других ограниченных в ресурсах странах, к которым ни США, ни Россия не относятся), так и до экономической теории в целом (ставшей равнозначной для всех), основной язык которой по традиции английский. Далее в истории экономических учений превалируют интерпретации.

Это объясняет:

- развитие собственно англо-американского финансового капитализма Сити и Уолл-Стрит как производящего кредитный продукт и, поэтому, неэквивалентный обмен [8] в их пользу в мировой торговле под эгидой международного разделения труда и торговых соглашений;

- некритичность восприятия в России со времён Петра Великого английских экономических идей, воплотившихся в практике капитализма и социализма (в сущности, государственного капитализма, где трудовой народ как собственник средств производства почему-то получал не доход от их использования, а заработную плату, а в результате развала СССР и приватизации не изменил в этом отношении своего положения к лучшему, т. к. общенародная собственность не была надлежаще оформлена);

- людские и территориальные утраты России в XX веке по мере развития капитализма, включая череду государственных переворотов и фальшивых суверенитетов;

- возможность богатых ресурсами США выйти за пределы английской экономической науки, что затрудняется непреодолимой зависимостью США от английского языка;

- перспективу развития благосостояния народов России в общем пространстве русского языка и бездолговой конкурентоспособной экономики.

Учитывая, что формализация позволят лучше понять исследуемую конкурентоспособность, в т.ч. с количественной точки зрения, сформулируем теорему конкурентоспособности:

при величине затрат равной нулю эффективность не является относительной величиной и принимает значение максимальной конкурентоспособности.

§ 2. Доказательство теоремы конкурентоспособности и следствие из неё

В предыдущем разделе сформулирована теорема конкурентоспособности:

при величине затрат равной нулю эффективность не является относительной величиной и принимает значение максимальной конкурентоспособности.

Наличие аксиомы производства («производство экономично, если выпускает полноценный продукт, а необходимые для его производства части временно объединяются людьми так, что этим сводят затраты их приобретения к нулю» [8, с. 93]) и невозможность деления на ноль, т. к. при выражении а/0 не существует такого числа, которое при умножении на ноль даёт «а», на первый взгляд приводят к выводу, что понятие «экономическая эффективность», обычно понимаемое как относительная величина (соотношение эффекта и затрат), теряет свой смысл и, следовательно, исчезает возможность соответствующих расчётов. Это происходит в связи с тем, что «эффективность» как свойство («эффективный») — понятие достаточно нейтральное в отличие от «конкурентоспособности» как свойства («конкурентоспособный»). Слово «эффективный» не содержит словарной оценочной, т. е. качественной однозначности, которая, будучи исчисленной, может принять количественную форму.

«Эффективный»:
дающий эффект (во втором значении), действенный [20, с. 914],
где
«эффект»:
2. Действие как результат чего-нибудь, следствие чего-нибудь [Там же].

Как видно из формулировки этого значения, величина результата может быть различной — большей или меньшей, хорошей или плохой. Соответственно, «эффективность» также может быть количественно большей или меньшей, качественно — хорошей или плохой. Это закономерное следствие частного от деления, допустимого при ненулевой величине затрат.

Иначе с «конкурентоспособностью». Как было показано в предыдущем разделе, «конкурентоспособный» по связи значений «конкуренция» — «выгода» — «польза, преимущества» сводится к «пользе» и «преимуществам»,
где
«польза» — хорошие, положительные последствия, благо; выгода [Там же, с. 558],
а
«преимущество» в первом значении есть «превосходство» в сравнении с кем-нибудь или чем-нибудь другим [Там же, с. 583].

Не всё хорошее превосходно, а «превосходство» однозначно — преимущество [Там же, с. 579]. Также видно, что «эффективный» сходится с «конкурентоспособный» в результатах (то же, что и (по)следствие) — «результат, следствие» для «эффективный» и «хорошие, положительные последствия, благо; выгода; превосходство» для «конкурентоспособный».

Таким образом, при ненулевой величине затрат речь идёт о большей или меньшей, хорошей или плохой эффективности. Если эффективность в какой-то мере хороша или плоха, такова же конкурентоспособность. При нулевой величине затрат эффективность принимает значение максимальной (превосходной) конкурентоспособности.

Это приводит к следствию о поправке на технологию:

максимальная конкурентоспособность является свойством определённой технологии.

Поправка на технологию означает, что если полноценный продукт может быть произведён по определённой технологии с использованием меньшего количества имеющихся материальных и интеллектуальных ресурсов (при нулевой величине затрат на их приобретение) в сравнении с другими технологиями, то именно эта технология приводит к максимальной конкурентоспособности в данное время и в данном месте. Так можно сравнивать технологии, варианты научно-технического и экономического развития.

Покажу это на примерах. Существуют технологии посева и посадки зерновых, которые предполагают для этого разную технику. Предположим, что в определённой местности имеются дефицитные ресурсы — небольшие площади пахотных земель, малые запасы горючего и семян. Если сажать зерновые с определённым интервалом, то после всхода они начинают куститься, т. к. растения не угнетают друг друга и при прочих равных условиях одно посаженное семя, например, ячменя, может по английским данным 1876 года давать 105 стеблей и более 8000 зёрен [7, с. 95]. Такая экономия на масштабах производства влечёт необходимость более компактной техники, которая может быть использована для задействования так называемых неудобиц — земель которые обычно не используются в сельскохозяйственном производстве. Соответственно, это требует более тщательной культуры производства как техники, так и собственно сельскохозяйственных работ, а для этого требуется определённое образование. Если сравнивать это с необходимостью обширных полей, тяжелой техники, изрядного запаса горючего и семян для посевной технологии, то мы, в итоге, получим больший расход соответствующих ресурсов. С учетом географической локализации обширных полей преимущественно на юге России и транспортных издержек в регионы, не имеющие такие ресурсы, себестоимость зернового продукта будут выше, чем в местах локального производства зерновых.

Развитие трёхмерной печати различными материалами, включая металлы позволяет получать не только детали, производство которых другими способами неосуществимо, но и индивидуализировать производство, а также удешевить подготовку серийного производства, если оно оправдано по другим критериям. Географическая локализация и снижение себестоимости производства единичных изделий позволяет отойти от концепции абстрактного рынка (производства для неопределённого круга потребителей) и этим снизить полную себестоимость таких изделий, в т.ч. за счёт экономии на торговых посредниках и транспорте.

Выводы по главе II

- Нулевая величина затрат и локализация технологического развития позволяет достигать максимальной конкурентоспособности в самых разнообразных регионах;

- Наличие кредитной валюты не является препятствием достижения максимальной конкурентоспособности, если максимально используются местные ресурсы и правовые основания кооперативного труда, позволяющие обходиться без ссудного капитала;

- Описание технологии в её собственной терминологии в натурально-вещественных показателях позволяет сопоставлять научно-техническую и экономическую политику с местными ресурсами и не делает такую политику абстрактной;

- Дальнейшая формализация конкурентоспособности требует методического обеспечения.
----------
1 «We now recognize that it is only under highly idealized circumstances that the market economy is constrained Pareto efficient» [44, с. 40].

2 «But now that we see that market failures (in the sense of constrained Pareto efficiency) are pervasive, that they arise in all aspects of economic life...» [Там же].

No comments: