Search This Blog

Thursday, October 09, 2014

Призрачное собрание: 4. Самозванец

3. Человек, носивший макинтош

Ангел сидел в кресле в арендованном апартаменте, приготовившись посмотреть двухцветный фильм. Ох уж этот артхауз — даже не различить что за цвет тот, который тёмный. Чёрный? Коричневый? Болотный? Чёрт знает что такое! Ночь предполагалось посвятить размышлениям, а фильм был выбран как своего рода катализатор мыслительного процесса и назывался «Самозванец». Что там придумал режиссёр?



Самозванец

Он ощупывал свою лысеющую голову, пытаясь обнаружить то, чего там никогда не было — корону. Ощупывал физически, но чаще мысленно, особенно в последнее время. И от этого периодического действа возникала фантомная боль. Боль утраты иллюзии, которой никогда не суждено было сбыться.

Он взглянул в зеркало и увидел расплывшиеся очертания совести. Именно очертания, даже не силуэт. Ему стало понятно, почему люди на вопрос подхалимов о любви к нему отвечают, что любить можно женщину, а не его. Они совсем её не видят! Ему стало горько от этой несправедливости и по-человечески его можно было бы понять. Пожалеть даже. Но жалось, равно как и горечь не делали реальностью вожделенную корону.
- Странно, — вслух подумал он, — целеустремленность, выходит, позволяет лишь собрать необходимое для получения главного приза, но не он сам, а я ведь отдал этому всего себя без остатка, служил этому, можно сказать, денно и нощно … Теперь даже её трудно узнать. Или зеркало врёт?!
- Твоя подозрительность невыносима! — отреагировало женское очертание в зеркале, вздрогнув от возмущения.
- Да? Но когда мы с тобой поженились ты была стройнее и отчётливее, что ли.
- Тогда ты не был самозванцем!
- Хм ...
Он опустил глаза. Они не находили себе места. Боль каким-то ореолоподобным кольцом сдавливала голову. Давно уже было ясно, что страдания сами по себе не признак … этой … Слово вертелось на языке, но упорно не хотело себя обнаружить. Ему ясно. Вряд ли всем. Да какая там ..? Уж по этому то поводу сомнений нет и не было, особенно в молодости. Кто же разменяет корону на неё? Но вот они … Чтобы они не думали, короны то нет … Может она всё-таки подскажет и возможно поможет?

Он с надеждой поднял глаза к зеркалу, но там уже никого не было видно.

...

Огромный монитор на стене замелькал титрами справочной информации о фильме. Ангел устало взял пульт и выключил монитор. Самозванец, самозванец … Нет, этот философ не самозванец и не ведёт диалоги с совестью. Определённо нет. Но усомниться было необходимо. Додумается ли он о своей роли посредника и поможет ли искусить искушающего? Все данные, чтобы додуматься у него есть конечно … Но вот как он поведёт себя ..?

Ангел прикрыл глаза, откинул голову на кресло и его внутреннему взору предстали неизгладимые впечатления детства — дикий клёкот в вышине, шум столкновения, перья, летящие вниз … Перья были чёрные и белые. И слова поэта:

И ангелов вражды не стало,
Но то мечта лишь —
Не забудь.

Нда, не забудь … И надо же такому случиться, что мир видимый в этом самом Петербурге … Санкт-Петербурге стал проекцией вражды в мире невидимом. Со всеми атрибутами. С самозванством, в том числе.

А ведь кто такой самозванец? Некое лицо, выдающее себя за того, кем не является? Только это? Нет. Вот, к примеру, искуситель — самозванец ли он? Определённо да, ибо проецирует свою раздвоенность, язык свой змеиный на других и одержим, и счастлив даже, что они уподобляются ему, служат ему, принимая эту раздвоенность. И не счесть их числа. Князь мира сего! Но ведь язык дух народа, а дух народа его язык. И прав, тысячу раз прав философ с его зачатками универсального языка действа, объединяющего слова, через которые всё начало быть … Поэтому то и выбор пал именно на него, на этого философа … Справедливый выбор.

Ангел заснул, утвердившись в своих мыслях и дивная тихая небесная мелодия сопровождала его сон до самого утра. Утра надежды на лучшее. Для мира и небес над ним.

No comments: