Search This Blog

Loading...

Saturday, September 27, 2014

Об Основах государственной культурной политики

Случайно прочитал об этом в Литературной газете в статье г-на Сулакшина "Про доступность и авторское право забыли?".

Там есть занятное понятие - "общество-потребитель культурных ценностей".

Вообще "потреблять" значит расходовать или наверное точнее сказать использовать нечто для чего-то. Дело даже не в рыночности термина, ибо уже есть опыт потуг уложить в "потреблять" фундаментальную науку, а в том, что "ценности" в людях, их взаимодействии в культурной, точнее, языковой среде, которая, в свою очередь, культурна в той или иной степени. Как писал русский философ Шпет - язык есть дух народа, а дух народа это его язык. Иначе ценность в "потреблять" оборачивается только ценой. А потом большую цену приходится платить за пренебрежение языком в государстве, гораздо большую и не факт, что потери просто восстановить. Ведь не так много тех, кто творит в языковой среде, включая ученых и дистанцируемся от количества научных кадров, их диссертаций, индексов Хирша и прочей культурометрии.

Успешность государства в этой сфере наверное пропорциональна его собственным устоям, морали, облеченной в закон. Ведь государство и обязано блюсти эту языковую среду, иначе государство народу не нужно. И тут есть проблема.

Текст "Основы государственной культурной политики" начинается со слов:

"Россия — государство, создавшее великую культуру."

Но разве государство сочинило "Евгений Онегин", а не А. С. Пушкин, о чем уместно поставить вопрос и относительно других шедевров русской культуры? Государство может либо помогать, либо мешать творчеству. Я бы предложил начать с иных слов - великая русская культура создала наше государство. Ведь именно благодаря русской культуре, ее носителям оно пережило утраты своей территориальной целостности и именно благодаря русской культуре есть надежда, что оно возродится и будет развиваться.

Теперь о морали. Г-н Сулакшин в своей статье присваивает государству нравственность и идентичность. Про идентичность спору нет - есть герб, гимн, флаг, паспорта, наконец. С моралью другая история. В основном законе государства со времен февральско-октябрьского Майдана 1917 года находятся ростовщики, осужденные основными мировыми религиями. Стоит ли удивляться, что с тех пор русская культура несколько сдала по сравнению с имперским периодом своей истории? Раньше Л. Н. Толстой и А. Н. Толстой были писателями мирового уровня, теперь В. И. Толстой - журналист местного масштаба, администратор и дает советы президенту РФ.



Государством и никем иным создана ситуация когда художник должен сам нарисовать, сам выставить и продать свое произведение, писатель сам написать, сам издать и очень часто сам продать, композитор тоже самое и т.д. за редким исключением. С финансовой точки зрения это мелочные для государства проблемы, но здесь есть крупные организационные и содержательные проблемы.

Приведу пример. Прошлые осень, зиму, весну я посещал различные, в основном, поэтические семинары. Оказывается, у нас много замечательных поэтов, но современной поэзии практически нет на полках, скажем, Дома книги на Невском проспекте, где всегда полно покупателей, включая гостей нашего города. И это при том, что в Санкт-Петербурге достаточно потребителей такой литературы, если принято использовать термин "потреблять". При всей болтовне про рынок кто-то решил пичкать потребителя детективами чрезмерно в условиях когда даже изданную книгу не только не выгодно продавать в известных магазинах в проходных местах из-за высокой торговой наценки, но и затруднительно "протолкнуть" на определенное место там. Ситуация сродни монополизму продуктовых мегасетей, где поставщик платит за размещение на полке. Тут есть над чем думать и заниматься организационно.

Что государство сделало для поэтов и прозаиков? Например, под эгидой губернатора Полтавченко тиражом 4000 экземпляров был выпущен двухтомник "Неизвестный Петербург" - один том стихов, другой прозы. Там много замечательных произведений и, главное, авторов. Но они там только отметились, т.к. награждены материально были единицы. Награждали бы материально читатели! Но эти книги нельзя купить. Они распространялись в среде поэтов и писателей бесплатно, а также в библиотеках, как я понял. Бюджет издания, на мой взгляд, несколько сот тысяч рублей. Это молекула капли в море и Санкт-Петербург современных мастеров слова не знает. Это ли культурная политика? Или это ее имитация?

Другой пример. На одном прозаическом семинаре молодой писатель продавал коллегам свою книгу за 300 руб., извиняясь тем, что хотя ее издание субсидировано государством, но обложку ему пришлось оплатить в размере, если правильно помню, 20 000 руб., которые он занял ... Стыдоба для "энергетической сверхдержавы" (ТМ).

Третий пример. Понятно, что государству трудно разобраться в достоинствах произведений культуры. С экстремизмом бы разобраться. Государственным музеям, как где-то писалось, запрещено делать экспертизу культурных артефактов, ибо были провалы с этим на международной арене ... Но вот есть писатель Стариков Н. В., тиражи книг которого уже десятки тысяч, они на правильных полках, он успевает ездить по стране, заниматься партстроительством, работать на государство и ... писать книги. Я не знаю за свой счет ли он издает, но если нет, значит государство разобралось и сочло это нужным. Абстрагируясь от достоинств или недостатков произведений г-на Старикова, отмечу, что дискуссии он ведет с читателями, политиками, американскими дипломатами, но не с коллегами, кто пишет на сходные темы. Я знаю, например, преподавателей, чьи труды патриотичны, но могли бы более многогранно осветить проблемы и решения, о которых пишет г-н Стариков. Где здесь рыночная конкуренция согласно устоям государства? Но если, как указано в основах, государство создает культуру, что ж будем ждать государственных поэм, симфоний, картин и читать какой департамент или партия их создали в порядке служебного задания.

Четвертый пример. Литературные премии. Ряд премий, которые мне известны, организованы просто некрасиво в моральном отношении. Чтобы произведение прочитало жюри, автору надо оплатить соответствующее издание. Деньги небольшие, но неприятно. Некий предварительный отбор вроде есть, но следовало бы руководствоваться достоинствами авторского произведения или его недостатками до конца. Иначе возникает сомнение в целях, достигаемых такими премиям. Кстати, был ли Пушкин лауреатом или Достоевский? Вроде не были. Но в Российской империи была великая культура, непревзойденная до сих пор и с ироничным укором наблюдающая за потреблением культурных ценностей, согласно нынешних государственных моральных устоев.

No comments: