Search This Blog

Loading...

Thursday, January 22, 2015

Константину





- Константин, слышишь меня?

Нет, не слышит.

- Костя!

Сизые клубы сигарного дыма объяли крепкого мужчину средних лет. Его бритая голова и усы, похожие на казацкие, были ясно видны мне с фотографии, но из-за неё он не мог видеть меня. Мгновение, запечатлевшее этот момент, переместилось из пустынного края в наши родные места. Слов не было. Они остались у него и у меня раздельно. Может это и к лучшему. Всё же не уверен, что слова у нас раздельно...

- Я хочу поговорить с тобой, Костя, даже если ты не сможешь мне ответить. Ты всё поймёшь... Возможно ты также говоришь со мной когда остаёшься один на один с собой. И может поэтому я решил поговорить с тобой. Технике ведь ещё очень далеко до возможностей человека... Но вот людей вокруг всё меньше. Ходят какие-то толпы, наклонности мерзкие. Ценностью становится принадлежность к группе. Прямо как бабуины, в самом деле... Мы были более индивидуальны, что ли... И не было в нас столько чувства иерархии как у этих... А помнишь как мы в детстве мастерили какие-то шалаши из сена и досок даже на деревьях за пустырём? И тот дуб по пути в школу, на ветке которого мы зависали? Его уже нет. Спилили, скорее всего.

Дуб действительно пропал. Пропал как-то внезапно незаметно, а громадные тополя остались. Дорогу в школу заасфальтировали. По ней теперь ходит много южных детишек...

- Костя, удивительное дело, ты подался на юг. Что, Саяр, этот «дундук с клопами», с веселым прищуром своих раскосых глаз рассказывал тебе про юг? Что он знал? Но ты попал туда, о чём у нас и представления тогда не было. Никакого. Ведь правда же?

Действительно, мы как-то упустили момент повзросления. Константин не курил на моей памяти, а тут сигара и все эти мысли...

- Знаешь, приятель, я ведь помню ту девчонку во дворе которой ты симпатизировал. Особенно в те тёмные вечера, когда мы с весёлым шумом катались с горки во дворе. Ледышки покрывали нас с головы до ног. И девчонок Ты женился на ней?

Остался какой-то провал. Я помнил нашу с Константином последнюю прогулку. Было это в классе восьмом. Мне надо было заниматься и он с грустью ушел домой. Потом мы надолго оказались в разных мирах собственных судеб и со временем эти разные миры материализовались разным климатом проживания. Он уехал, оставив дом, маму. Мне всё время не по себе от осознания этого. Почему? Говорят, что настоящие друзья — это те немногие из песочницы. И вот среди этих немногих потери ошеломляющие. Как издёвка бабуинов над индивидуальностями.

- Наверное мама рассказала тебе как умер Андрей? Да, вот так вот остановилось сердце, едва дожив до пятидесяти, из которых десяток лет на зонах и другие приключения. Ваши квартиры ведь были рядом. То есть почему были? Они рядом. А несколько раньше «сгорел» от героина его младший брат. Не знаю, застал ли ты это? Наверное уже нет. Теперь их мама одиноко прогуливает забавного терьерчика и всегда вежливо со мной здоровается. И, знаешь, она очень внимательно на меня смотрит, в мои глаза. Что она хочет там увидеть? Может ту зиму семьдесят третьего или семьдесят четвёртого, когда мы с Андреем на трамвае поехали в цирк, пили лимонад в буфете, а десятью годам позже, как-то стоя зимой на остановке в разгар всей этой фарцовочной поры, он сказал мне тихо, что если бы не мой отец рядом, он поднял бы недокуренную кем-то сигарету, так как куцая вельветовая финская курточка и нейлоновые кроссовки совсем не грели... И вот Андрея нет. Ты вспоминаешь его?

Если бы потери ограничились только Андреем. От наркотиков «сгорел» еще один Андрей. Это был первый опыт потерь. Лето, жара, а он бредёт под руку со своей мамой в валенках, куртке, шапке и рукавицах. Ноги еле переставляются... А Алексей? Он ещё в школе был одиночкой и в этом смысле индивидуальнее... нет, индивидуалистичнее нас всех. Но путь как у Андрея — фарцовка, бары, преступная стезя и зоны, причем на много лет. Я очень удивился когда увидел его несколько лет назад на дворовой площадке, делающим утреннюю зарядку. Мы разговорились и он, судя по всему, был полон планов изменить жизнь, поступить в университет даже. В университет когда лет уже за сорок... Говорил, что виной всему безотцовщина, а серьёзные люди на зоне вразумили беречь здоровье и держаться за жизнь. Но у жизни оказались другие планы. Алексей не справился с управлением машиной и с жизнью он расстался. Это всегда неожиданно, а тут вдвойне... А другой Алексей? Казалось бы расчётливость и аналитический ум сделали своё дело — окончил технический ВУЗ, успел поработать в Союзном министерстве, потом во внешнеторговой фирме уже при новом режиме, женился, машины, деньги... Потом, помню, звоню ему, а у него голос какой-то не его, нервный какой-то. Что случилось я так и не узнал. Узнал лишь позже, что он застрелился... А Димка? Наш шустрый Дим Димыч женился, ребёнок — всё вроде нормально, но тоже умер. Сначала был избит битами. Оказалось несколько мерзавцев проиграли его в карты. Нет, не его конкретно, а первого вошедшего в тот, в его подъезд. Димка оказался крепок — выжил тогда, но год спустя остановилось сердце. Отец его сильно пьёт. Даже не знаю жив ли? А какой видный мужик был, только всегда усталый — сидел в кресле и курил сигареты ASTOR, вытянув ноги, а мы играли на ковре. Плавал он в Антверпен, игрушки Димке привозил хорошие. Тогда только начали показывать сериал про Штирлица и ABBA была популярна. Димкина мама включала огромный магнитофон и песенка Waterloo, казалось, была слышна везде когда она пылесосила квартиру...



- Костя, я не рассказываю тебе всего этого. Возможно частично или даже всё это тебе известно. Не это ли послужило причиной сменить обстановку и вообще климат? Счёт явно не в нашу пользу, Константин. Тех, кто сохранил себя явно меньшинство и в этом смысле ты среди нас. Жизненные издержки есть у нас у всех — никого это не минуло в большей или меньшей степени. Я не так давно говорил с твоей мамой. Знаешь, она бывает часто смотрит на мою, хотя они незнакомы... Так вот, мама твоя рассказала мне, что у тебя какие-то неурядицы там, где ты теперь обитаешь. Не бог весть какие неурядицы, но она об этом сказала. Чувство было такое, что мы понимаем друг друга... В общем, я дал ей свой телефон для передачи тебе, но ты не позвонил. Я просто хотел тебе, Костя, сказать даже не от твоей мамы, а от себя, чтобы ты возвращался. Просто собрался бы и приехал как уехал тогда. Возможно тебя что-то там держит, что-то дорогое, но поверь, это что-то двинется за тобой как только ты примешь решение вернуться. Нас ведь так мало осталось... Возвращайся, Костя. Если ты конечно слышишь меня. Мне даже почему-то кажется, что моими устами говоришь ты сам...

No comments: