Search This Blog

Tuesday, March 11, 2014

Нет у них ничего

Пишут, что Питер Сенге дал первое интервью российскому изданию "Самая большая ложь бизнес-образования - это утверждение, что цель бизнеса - зарабатывать деньги".

Обратил на это внимание, т.к. г-н Сенге (профессор MIT Sloan School of Management) был одним из гуру достаточно неудачной дисциплины как "управление знаниями". Одним из со времен создания стандартов терминологии этой дисциплины, которую, в итоге, работоспособной не создали. А у нас неработоспособную галиматью стандартизировали (ГОСТ Р 54876—2011) - см. "Закончен бал у королевы, но проснется ли спящая красавица?".

Раньше на наших просторах появлялись люди посолиднее выходцев из бизнесшкол. Например, литератор Сомерсет Моэм. Обмельчала жизнь ... Все про системы и системное мышление. У нас это любят.

Недавно Дэвид Гриффитс - один из наиболее деятельных в управлении знаниями - написал, что пора опять говорить о стандартах в этой области - см. "We don’t need no thought control: More KM Standards". Занятно, что мужики из Росстандарта, похоже, и не знают ...



Но это еще не все. Тема сия близка к теме ресурснообеспеченных валют. "Лондонский символизм Чингисхана российских консерваторов и что могло бы быть вместо него" об этом.

И вот г-н Сенге говорит:

"Глобальные пищевые системы – это, вероятно, самый большой источник бедности в мире. Дело в том, что по мере того, как сельскохозяйственные продукты становятся товаром на рынке, транснациональные корпорации захватывают цепочки поставок и затем используют модель, которая применяется в любом бизнесе: вкладывают деньги в технологию, снижают цены и повышают производительность. Однако эта модель превосходно справляется, главным образом, с одной задачей: производить как можно больше пищи для состоятельных людей, но в то же время является катастрофой для крестьян всего мира. Цены на сельскохозяйственную продукцию непрерывно падают вот уже 50 лет. В некоторых случаях они снизились на 80-90%. Это значит, что в бедных странах крестьяне не могут обеспечить себя даже минимальным доходом, а богатые (такие, как Западная Европа) тратят 500 млрд. долларов в год на субсидии для сельского хозяйства. Естественно, бедные государства ничего подобного себе позволить не могут. Все это служит прекрасным примером глобальной системы, вышедшей из-под контроля. Даже транснациональные корпорации уже осознали, что дальнейшее развитие в этом направлении рано или поздно создаст такие условия, в которых их бизнес станет невозможным. Unilever помог нам финансировать этот проект, в который еще вовлечено более 50 организаций. Президент Unilever, формулируя причину поддержки ими этого проекта, отметил, что через 20 или 30 лет уже не будет возможности для ведения сельскохозяйственного бизнеса, если характер глобальных пищевых систем не изменится. Вообще, сельскохозяйственные или энергетические компании, стоящие ближе всех к основным природным ресурсам, раньше других понимают важность системных проблем современного мира. Конечно, большинство фирм при этом все равно пытаются заработать как можно больше денег в короткий срок, но история показывает, что такие предприятия обычно живут не слишком долго."

Unilever это очень близко к определенной части советских и их оборотной антисоветской стороны - "руссо туристо облико морале" (ТМ). В начале 90-х под Unilever в Санкт-Петербурге создали Юнилэнд, Unilever владел ворованным русским брендом Fabergé, который, обретя очередного нового владельца, изображает жалкое подобие русского журнала "Мiръ искусства" - "Mir Fabergé":



Представим, что взяв на подмогу Достоевского, г-н Сенге ("Из западных философов на меня больше всего повлияли Ницше и Достоевский") приближается к нашим почвенным консервативным кругам, которые поделятся знаниями о валюте, в основе которой хлеб насущный. Но нет у них таковых. Как нет ничего стоящего у гуру по управлению знаниями. Нечем обменяться и нечего позаимствовать. Даже не с кем разговаривать. Можете полюбоваться на характер дискуссии "Опять о барабанах войны. К пониманию процессов на уровне глобализма". Желающие знать на самом деле ничего знать не готовы, думают позаимствуют:

"Вы бы, ...
сформулировали что сами предлагаете. Может
действительно какие деельные мысли услышим."
,

мандата не имеют. Но этот рой очень даже согласованно действует от "кнута", т.е. хамства, до почти "пряника" (нежелание контрпродуктивности), разводя психологию и пробуя нажать на психологические "кнопки", но нет ни кнопок, ни эмоций за ними. Обмен там считают для экономики делом десятым, что делает дискуссию про экономику контрпродуктивной сразу же и показывает нежелание господ меняться эквивалентно. Да у них и нет ничего, кроме "систем" (ТМ). Как у давшего интервью американца.

Конечно им трудно. Бесплатного ничего нет, продавец может и не продать и т.п. Молодежь не "торкает",

АнимациЯ - Родина



а из глубин столетия, образно говоря, дворянство, говорит, что все помнит ...

Михаил Звездинский - Дворянский гимн



Сольются ли Газпром и Unilever в систему, а может уже слились?

No comments: