Search This Blog

Saturday, October 26, 2013

Остановись, мгновенье, ты ужасно

Перефразируя слова Фауста:

«Ну, по рукам!
Когда воскликну я: «Мгновенье,
УЖАСНО ты, ОСТАНОВИСЬ!» —
Тогда готовь мне цепь плененья,
Земля разверзнись подо мной!
Твою неволю разрешая,
Пусть ЖИЗНИ зов услышу я —
И станет стрелка часовая,
И время минет для меня.»

Он давно там не был. Вспомнилось, что дважды это была его инициатива. Нет, не просто зашёл туда. Вход, по крайней мере в первый раз, был длителен и тягуч. Как выстраивание мыслей, которые в какой-то момент оживают в собственную логику. И твоя логика становится логикой поступков других. Не всех поступков, конечно. Им хочется … Был ли это их каприз, прихоть? Трудно сказать определенно. Прихоть наткнулась на опасения окружения. Окружение взорвалось негодованием. Пришлось уйти, но на карте жизни появился маршрут. И это было главным результатом. Трудно ведь без карты даже с компасом.

Второй раз был инспирирован случаем. Он его увидел. Того, с кем тогда расстался. Прямо у дворца, говорящего по телефону. Было это летом. А что если попробовать позвонить ему? И позвонил. Как будто само любопытство сняло трубку. Лукавое такое. С харизматичными охранниками у входа в кабинет. Неужели это на кого-то производит впечатление? Ах, ну да, мода такая. И символ посвящённости. Но это уже другая история …

И вот третий раз! Во дворец Марии Николаевны.



Видимо его высокопреподобие … Он начал думать про логику Троицы … Нет, какая там Троица и титул? Но ведь доподлинно неизвестно, что обусловило звонок столь многоликого человека. Дескать, приходите с главного входа. Где кареты въезжают? Да, там, там … Где простой народ не пускают. Ирония об антинародном режиме повисла в воздухе без ответа. Ладно, приду.

Мероприятие действительно казалось странным. Никак не анонсировано. Может лучшее место было бы в замке у Павла Петровича? Он там сидит, сердечный, во дворе разноликого с фасадов замка и встречал бы въезжающие кареты с затемнёнными стёклами в округлом дворе.

Памятник Павлу Первому во дворе Инженерного замка
«Памятник Павлу Первому во дворе Инженерного замка» на Яндекс.Фотках

Нет, эпоха примечательна местом. И внук Павла Петровича как будто предал эпоху деда забвению.

Исаакиевская площадь
«Исаакиевская площадь» на Яндекс.Фотках

Или думал о будущем. Но мог ли он знать, чем обернётся забвение? Как правило, забвение оборачивается привидениями. Реально и фигурально. И там, что забыли, и там, на что разменяли забытое.

Нет, конечно сходить можно. Или не стоит? И как в подтверждение этой дилеммы этим вопросом задались на той стороне. Ведь близко не подойти. Все подходы он ограничил считанными персоналиями и как бы ландшафтным дизайном только определённых тем. Так приятнее держать оборону. Все должно быть со вкусом. Ну, хоть бы бал устроили, что ли! Какой бал? Пожар бы не разгорелся! Но разве он пожарник?

И вот на подстриженную и с любовью ухоженную травку выбежала козочка. Выбежала, выпущенная видимо дополнить композицию парка. Узнать композицию поближе. Он ведь для чего травку сажал, холил её и лелеял? Стрелять в козу не хотелось. И не потому, что звук выстрела обнаружит огневую точку. Не только поэтому. Коза не виновата. Она нетерпеливо постучала копытцами и замерла в недоумении. Пусть думает. Может додумается спросить её выгнавших о дальнейшем?

Так, с козой стопор. Что дальше? Конечно звонок. А как иначе? И действительно! Последнее время мало кто звонит. Не из близких кругов, разумеется. Тем рельефнее разыгрывающаяся ситуация. Когда всё постигается одним умом. Нет потерь информации. Он ответил, что слушает Чайковского и о каких-то своих делах. Дома, разумеется, дома. Эти повторяющиеся вопросы о местонахождении вызывали лёгкое раздражение. На другой стороне беспроводной связи после некоторой паузы собеседник выразил негодование закрытостью мероприятия. Вот как! Его тоже пригласили. Интересно, интересно … И в чём же проблема? Ну как же, нет ни повестки, неизвестен организатор, нет приглашения, наконец! И дресс-код неизвестен — одевать ли фрак и ордена — иронично подыграл он собеседнику. Подыграл, так как уже знал кто организатор и понял, что они его проверяют, ибо пока в потёмках, что ему понятно, а что нет. Да и как вообще с ним разговаривать? Столько ошибок … Ошибок?

Всему своё время. Риск же прийти и не быть допущенным невелик. Да и слово дадено. Что же так беспокоиться придет он или нет? Видать серьёзный вопрос, академически серьёзный. Да и посыл откуда-то сверху. Не иначе. Не позвонил бы тогда его высокопреподобие. Что в голове этот титул вертится!? Не в титуле же дело.

Денёк появления во дворце выдался холодный и солнечный. У парадного подъезда стояла полиция со списками приглашённых. Его в списке не было. Но это не успели обнаружить. Из подъезда выскочил юркий человек и всё уладил в мгновение ока. Проводили в гардероб и в зал занять место. Он выбрал его где-то на пересечении линий от фресок Данте, Аристотеля и Декарта.



Люди в зале были не случайные для этого мероприятия. Многие знали друг друга. Нет, это не для замка Павла Петровича. Там антураж не для слуг. А здесь? Кастинг что ли такой? Опять?

Умение задаваться вопросами его редко подводило. Единственно в чём он ошибся, так это в собеседнике. Он возник параллельно приглашению. Тоже по телефону. После продолжительного забвения. Наличие некой связи было понятно. Но какой? Как тот звонок о делах международных мог проецироваться на дела внутренние, политические — не было понятно. Опять политика? Сколько можно? Он слушал своего собеседника, соображая стоит ли огорошить неожиданной оценкой его роли здесь? Оценкой весьма нелестной. Обидной даже и, возможно, нелепой, хоть он и заслуженный иностранец. То была чужая оценка и он всё-таки решился её воспроизвести вслух: «Меня предостерегли, что Вы шпион». Иностранец аж поперхнулся от неожиданности. Весь его план переговоров, подготовленный кем-то из ассов кастинга, превратился в сумбур оправданий, наигранных шуток и не дающего покоя сомнения как к этому относиться. Разумеется, свершилось нечто плохое. Наверное даже хуже, чем просто сбой так тщательно подготовленной встречи ...

Тьма не объяла свет. И бестелесный дух корыстолюбивого кастинга завибрировал в образе иностранца. Тема, а с ней и её воплощение начали размываться многочасовыми переговорами не о чём в офисе. Размываться как приведение. Он заметил это когда не смог получить чёткий снимок одного из известных своей противоречивостью участников мероприятия.



Неужели двойственность суждений эквивалентна двойственности воплощений? И это передаётся фотокамере? Нет, скорее свету во тьме. Остановись, мгновенье, ты ужасно.

Через сутки опять позвонил иностранец. Вежливо справился о его делах и самочувствии. А потом опять завибрировал про «шпиона». Надо же как проняло! А чтобы Вы сделали на моём месте, услышав такие обвинения? Вопрос иностранца свидетельствовал о том, что неопределённости от неожиданного инцидента не убавилось. Он предложил ему запастись справкой, что «не шпион» из того шпионского ведомства. Посмеялись. Действительно весело. Но возможна ли политика, когда так легко споткнуться? Мандат ненадлежащий оказался. Кто же с посредниками серьёзные вопросы обсуждает, да ещё с иностранцем? Нет, видать, никаких серьёзных вопросов. Или цена их несерьёзная. Но как иначе серьёзный человек деликатно это может им дать понять? Кому им? Привидениям во дворце.


No comments: