Search This Blog

Wednesday, February 19, 2014

Призрачное собрание: Пролог



Философ и ангел встали с приставных кресел Оперного зала и не спеша направились к выходу. На площади Искусств было свежо.

- Как Вам Елена Васильевна в образе? — спросил не глядя на философа ангел.
- Да, госпожа Образцова великолепна. Я, собственно, из-за неё и принял Ваше приглашение на «Пиковую даму». Думал когда её ещё увижу вот так на сцене. Если увижу … — не поворачиваясь к ангелу ответил философ.

Зрители расходились не обращая на них никакого внимания. Философ стал разглядывать проходящих мимо людей и вдруг, как будто сделав открытие, повернувшись, хотел было задать ангелу вопрос … Но что-то удержало его.

- Хотите узнать почему мы с Вами как не существуем для окружающих? — продолжил свою задумчивую речь ангел.
- Да, признаться, именно это я и хотел Вас спросить.
- Мы для них невидимы …
- Как ..? — пристально посмотрел на ангела философ.
- Да так. Нас нет. Точнее, мы сейчас представляем собой наш материализованный дух — эдакое пограничное состояние между миром видимым и невидимым. Как те приставные кресла, на одном из которых, надеюсь, Вы комфортно наслаждались оперой. Я то уж точно, — улыбнулся ангел.
- Мест ведь на спектакль не было, но для нас они были, — продолжил он теперь уже внимательно смотря на философа.
- Не было, но были … — протяжно повторил философ, — а как Вам это удалось добыть то, чего нет, по крайней мере, для остальных?
- Я позвонил рыцарям плаща и кинжала. Нет, теперь уже не кинжала, а скорее гроссбуха … Да, да, не удивляйтесь, мой друг, — опять устремил свой взор в неведомую точку ангел, — они всё и устроили. И по сходной цене, надо сказать.
- Понимаете, — продолжил он, — считая, что им принадлежат слабости, следовательно, души, помыслы и судьбы людей, многие из них давно в этом перешли черту. И знаете что их удерживает от провала?
- От провала ..? — оторопел философ, не понимая о каком детективе идет речь.
- Да, от провала в преисподнюю, — заметно посерьёзневшим голосом уточнил ангел. И продолжил:
- Вышколенность и, в ряде случаев, наличие манер. Хотя бы как маска. Поэтому когда я позвонил, представился и отрекомендовался от одной общеизвестной души это не вызвало удивления. Они наивно полагают, что и с миром духов можно вот так запросто … Но в ряде случаев, как видите, это заблуждение помогает.

Философ понимающе улыбнулся. Перед Оперным залом почти никого уже не было. Подъезжавшие машины забирали оставшихся на площади припозднившихся театралов.

- Но пьеса это не главное, — продолжил ангел.
- У Вас, судя по всему, далеко идущие планы, — подхватил его мысль философ.
- Да. В этом городе, где, как изрёк поэт, я шпилем пронзил ненастье начали происходить любопытные события. Институализируется дискуссионная мысль в разного рода клубах и прочих приватных и публичных сборищах. Мысль, связывающая провалы времени, это весьма примечательно! Вот я и подумал, наблюдая за Вам, что Вам как философу, свято соблюдающему золотое правило здешних мест «больше трёх не собираться», было бы полезно участвовать в учреждённом нами с Павлом Петровичем очень приватном Призрачном собрании. Как Вы на это смотрите? — деловым, но располагающим голосом спросил ангел.
- Вы говорите о Павле I, призрак которого до сих пор держит в напряжении хранителей Музея русского искусства? — заметил философ, силясь представить себе последствия этого начинания.
- Да, о нём. И нет никакого напряжения на самом деле. Это всё осталось у уважаемого Александра Сергеевича в повести. «Добро и зло — одни мечты!». Петрович … Павел Петрович милейший дух с живым умом, чувством юмора и полным отсутствием этого пресловутого умонастроения «я из Германия прибыть». К тому же, есть две весьма существенные причины его гостеприимства, — интригующе лилась речь ангела.
- И какие же? — поддался этому настроению философ, которому сразу полегчало.
- Одна это то, что Ваши философские изыскания запредельны. Нет, не для Петербурга вообще. Для него как раз уместны. Один Ваш архитектурно-космический символизм чего стоит! Но, согласитесь, для местного культурного ландшафта, вернее для его нынешних остатков это запредельно, — уговаривал ангел.
- Что верно, то верно, — потупил взор философ, — я неоднократно и безуспешно пробовал поднять эти вопросы … лучше от этого не стало, возможно даже хуже ...
- Вот видите! — воодушевлял его ангел.
- Другая причина это само место, любезно предоставленное Павлом Петровичем для Призрачного собрания — Михайловский замок — стилистически ассиметричный четырёхугольник с восьмиугольным небесным всевоскресающим куполом, воздвигнутым символизировать связь мира видимого с невидимым, Земли и Неба, который снаружи скрыт четвероликостью фасадов этого, в полном смысле слова, чудесного строения. Василий Иванович … Баженов и Викентий Францевич ... Бренна среди прочих постарались, — доброжелательно продолжил ангел.
- Поэтому я и предлагаю Вам прямо тотчас отправиться туда. Благо нам надо лишь миновать Этнографический музей, пересечь Садовую и свернуть налево между классическими кордегардиями на Инженерной улице. Пойдёмте? — чуть наклонив голову к собеседнику тихо, но отчётливо пригласил философа ангел.
- Да, пожалуй Вы правы. Ваше предложение весьма … весьма завораживающее своей актуальностью. Собрание так собрание. Пусть и призрачное. Жила бы мысль! — смело и легко ответил философ.
- Вот и замечательно. А если чей-то дух нам для дискуссии понадобится, то я вызову. Вы не сомневайтесь, — добавил ангел.
- Я и не сомневаюсь, — веселым тоном вторил ангелу философ под впечатлением обуявшей его радости.

И они пошли о чём-то уже совсем дружески и беззаботно беседуя на ходу. Ни одна душа не встретилась на их ночном пути …

Набросок...
«Набросок...» на Яндекс.Фотках

No comments: